Опубликовано

30.11.2019, «Grey Whale» (Владимир): NOVA (Швейцария)

Кристиан Дзатта (Christian Zatta), гитара, композиция
Флориан Боллигер (Florian Bolliger), бас-гитара, видеоряд
Флориан Хёсль (Florian Hoesl), ударные

Гитара, бас и барабаны — это слишком просто. Трио NOVA описывает себя иначе: «Межзвёздный странник, электрический монах в облаке космической пыли, пронизанной солнечным светом. Батареи почти пусты, и он думает про себя: «ах, чёрт!».

В оригинальной версии «электрический монах» выражается, впрочем, куда энергичнее. В неловкости перевода его слов на общеупотребительный русский — хороший ключ к пониманию того, какое впечатление Nova производит на слушателя. То, что кажется в подходе этой группы очевидным и даже банальным, внезапно не поддаётся буквальному описанию; то, что кажется прекрасно-вычурным, при ближайшем рассмотрении куда брутальнее; то, что сказано — не получается понимать дословно. И причина этого — в том, что Nova не отрабатывают напыщенную концепцию, а по-настоящему свободно чувствуют себя в музыкальном поле, на которое им довелось зайти; музыкантам комфортно, и это не только чувствуется, но и захватывает.

Лидер группы — молодой гитарист-вундеркинд Кристиан Дзатта, начавший совмещать обычное школьное образование с профессиональной специализацией уже в возрасте одиннадцати лет (в этом году он и перешёл к формальному обучению музыке, и основал свой первый коллектив). Первые годы его деятельности — характерный для подростка поиск себя одновременно в блюзе, рок-музыке, проба себя в качестве вокалиста (пять лет в хоре The Harmonics). Дзатта, которому сегодня едва исполнителось двадцать пять, вообще успел довольно многое в плане профессиональной карьеры в те годы, когда нормальному европейцу ещё положено лишь начинать учиться. Безусловно, основная масса групп с его участием по очевидным причинам соответствовала в этот период в лучшем случае лишь национальному уровню известности. Однако для многих даже такой старт стал причиной отставаний и пауз в образовании, Дзатта же прошёл без задержек все ступени швейцарской музыкальной школы: сегодня у него на счету степень бакалавра искусств по специальности «Джазовая музыка» и магистерская степень как исполнителя и композитора. Преподаватели Дзатты — авторитетные европейские педагоги Франк Мёбус, Калле Калима, Джессе ван Рулер. Несколько месяцев, проведённых в Нью-Йорке, позволили ему повысить своё мастерство в частных занятиях с такими грандами, как Гилад Хексельман и Майк Стерн. Уровень Дзатты как гитариста сегодня уже подтверждён и формально — эндорсерским контрактом с производителем усилителей LaBoga.

Проект Nova, запущенный в 2018-м году, в ноябре того же года выпустил свою первую запись «The Intergalactic Traveler», а в январе 2019-го отправился в первый международный тур, выступив в Австрии и Германии. По задумке музыкантов, каждый концерт Nova — это построение (или, скорее, визуализация для слушателя) некоей новой галактики, в которой непростая смесь джазовой импровизации, рокерской энергии и электронной обработки звука позволяют открыть для себя совершенно новый мир. Термин «визуализация» применительно к музыке не случаен: басист коллектива Флориан Боллигер создаёт специальный видеоряд, настраивающий на определённые образы.

Любопытен тот факт, что в состав трио Дзаттой привлекаются очень разные музыканты. Играющий с ним сегодня многообещающий басист Флориан Боллигер — одногодок самого Кристиана, не менее активный на современной джазовой и рок-сцене Швейцарии, но не такой ответственный в формальных достижениях (над своей магистерской степенью он ещё работает). А вот за барабанами группы побывал не кто иной, как Марк Халбхир — это уже очень серьёзное свидетельство того, что Nova и правда радикально выделяется из числа «молодых» и «подающих надежды» групп. Халбхиру на тот момент было уже за пятьдесят, в его послужном списке работа в коллективах калибра Vienna Art Orchestra, записи и выступления с выдающимися мастерами уровня Кристи Дорана, Хорхе Пардо, Арильда Андерсена — и, что добавляет ситуации настоящего безумия, с петербургским гусляром Максимом Анухиным.

Впрочем, на записи первого альбома Nova работал другой барабанщик, Даниэль Шухтер, а после пары лет работы с мэтром Nova вновь пересмотрела состав: сегодня за ударными — Флориан Хёсль, человек не менее своеобразный. Помимо формального обучения музыке (чем трудно удивить, говоря о профессиональном музыканте), Флориан активно занимается научными изысканиями в околомузыкальной области. Одна из его последних работ, выполненная в соавторстве с люцернским профессором, называется «Моделирование осознанного синкопирования в типичных партиях ударных популярной музыки».

Словом, от концерта Nova можно ожидать чего угодно, но точно не предсказуемого джаз-рока. Электрический монах знает, о чём говорит.

Пресса

  • «… это и правда ведёт вас в межзвёздное путешествие; …если вы цените умело скроенную инструментальную музыку, то этот альбом, который вам нужен. Вы не разочаруетесь» (The Progressive Aspect, США)
  • «… эта музыка — не что-то выученное наизусть, она сохраняет сырой, аналоговый характер, определяющий развитие импровизации» (Rontaler.CH)
  • «… все трое — большие мастера своих инструментов, не ограниченные стилями и направлениями» (Schaffhauser Nachrichten, Швейцария)

Опубликовано

28.11.2019, Тула, «Типография»: NOVA (Швейцария)

Кристиан Дзатта (Christian Zatta), гитара, композиция
Флориан Боллигер (Florian Bolliger), бас-гитара, видеоряд
Флориан Хёсль (Florian Hoesl), ударные

Гитара, бас и барабаны — это слишком просто. Трио NOVA описывает себя иначе: «Межзвёздный странник, электрический монах в облаке космической пыли, пронизанной солнечным светом. Батареи почти пусты, и он думает про себя: «ах, чёрт!».

В оригинальной версии «электрический монах» выражается, впрочем, куда энергичнее. В неловкости перевода его слов на общеупотребительный русский — хороший ключ к пониманию того, какое впечатление Nova производит на слушателя. То, что кажется в подходе этой группы очевидным и даже банальным, внезапно не поддаётся буквальному описанию; то, что кажется прекрасно-вычурным, при ближайшем рассмотрении куда брутальнее; то, что сказано — не получается понимать дословно. И причина этого — в том, что Nova не отрабатывают напыщенную концепцию, а по-настоящему свободно чувствуют себя в музыкальном поле, на которое им довелось зайти; музыкантам комфортно, и это не только чувствуется, но и захватывает.

Лидер группы — молодой гитарист-вундеркинд Кристиан Дзатта, начавший совмещать обычное школьное образование с профессиональной специализацией уже в возрасте одиннадцати лет (в этом году он и перешёл к формальному обучению музыке, и основал свой первый коллектив). Первые годы его деятельности — характерный для подростка поиск себя одновременно в блюзе, рок-музыке, проба себя в качестве вокалиста (пять лет в хоре The Harmonics). Дзатта, которому сегодня едва исполнителось двадцать пять, вообще успел довольно многое в плане профессиональной карьеры в те годы, когда нормальному европейцу ещё положено лишь начинать учиться. Безусловно, основная масса групп с его участием по очевидным причинам соответствовала в этот период в лучшем случае лишь национальному уровню известности. Однако для многих даже такой старт стал причиной отставаний и пауз в образовании, Дзатта же прошёл без задержек все ступени швейцарской музыкальной школы: сегодня у него на счету степень бакалавра искусств по специальности «Джазовая музыка» и магистерская степень как исполнителя и композитора. Преподаватели Дзатты — авторитетные европейские педагоги Франк Мёбус, Калле Калима, Джессе ван Рулер. Несколько месяцев, проведённых в Нью-Йорке, позволили ему повысить своё мастерство в частных занятиях с такими грандами, как Гилад Хексельман и Майк Стерн. Уровень Дзатты как гитариста сегодня уже подтверждён и формально — эндорсерским контрактом с производителем усилителей LaBoga.

Проект Nova, запущенный в 2018-м году, в ноябре того же года выпустил свою первую запись «The Intergalactic Traveler», а в январе 2019-го отправился в первый международный тур, выступив в Австрии и Германии. По задумке музыкантов, каждый концерт Nova — это построение (или, скорее, визуализация для слушателя) некоей новой галактики, в которой непростая смесь джазовой импровизации, рокерской энергии и электронной обработки звука позволяют открыть для себя совершенно новый мир. Термин «визуализация» применительно к музыке не случаен: басист коллектива Флориан Боллигер создаёт специальный видеоряд, настраивающий на определённые образы.

Любопытен тот факт, что в состав трио Дзаттой привлекаются очень разные музыканты. Играющий с ним сегодня многообещающий басист Флориан Боллигер — одногодок самого Кристиана, не менее активный на современной джазовой и рок-сцене Швейцарии, но не такой ответственный в формальных достижениях (над своей магистерской степенью он ещё работает). А вот за барабанами группы побывал не кто иной, как Марк Халбхир — это уже очень серьёзное свидетельство того, что Nova и правда радикально выделяется из числа «молодых» и «подающих надежды» групп. Халбхиру на тот момент было уже за пятьдесят, в его послужном списке работа в коллективах калибра Vienna Art Orchestra, записи и выступления с выдающимися мастерами уровня Кристи Дорана, Хорхе Пардо, Арильда Андерсена — и, что добавляет ситуации настоящего безумия, с петербургским гусляром Максимом Анухиным.

Впрочем, на записи первого альбома Nova работал другой барабанщик, Даниэль Шухтер, а после пары лет работы с мэтром Nova вновь пересмотрела состав: сегодня за ударными — Флориан Хёсль, человек не менее своеобразный. Помимо формального обучения музыке (чем трудно удивить, говоря о профессиональном музыканте), Флориан активно занимается научными изысканиями в околомузыкальной области. Одна из его последних работ, выполненная в соавторстве с люцернским профессором, называется «Моделирование осознанного синкопирования в типичных партиях ударных популярной музыки».

Словом, от концерта Nova можно ожидать чего угодно, но точно не предсказуемого джаз-рока. Электрический монах знает, о чём говорит.

Пресса

  • «… это и правда ведёт вас в межзвёздное путешествие; …если вы цените умело скроенную инструментальную музыку, то этот альбом, который вам нужен. Вы не разочаруетесь» (The Progressive Aspect, США)
  • «… эта музыка — не что-то выученное наизусть, она сохраняет сырой, аналоговый характер, определяющий развитие импровизации» (Rontaler.CH)
  • «… все трое — большие мастера своих инструментов, не ограниченные стилями и направлениями» (Schaffhauser Nachrichten, Швейцария)

Опубликовано

21.11.2019, Екатеринбург, Everjazz: LEO ABRHAMS (Великобритания)

Лео Абрахамс — английский гитарист, композитор, аранжировщик и саунд-продюсер, крайне плодотворно работающий в диаметрально противоположных музыкальных направлениях. Среди тех, с кем он сотрудничал в разное время — артисты радикально полярные: Имоджен Хип (звезда современной инди-эстрады), Дэвид Холмс (известнейший электронщик и диджей), Пол Саймон (тот самый, из легендарного дуэта «Simon & Garfunkel»), а также ряд лидеров, в отношении которых рекомендации и пояснения попросту не нужны — Мэриэн Фейтфул, Ник Кейв, Брайан Ино, Адель, Эд Ширан, Энни Леннокс, Брайан Ферри, Сил… Музыка с его участием звучит в множестве известных фильмов — среди них такие блокбастеры, как франшиза о «друзьях Оушена», «Код 46», «Милые кости», ряд европейских работ. В общем и целом к середине 2019-го года дискография Абрахамса, творческая карьера которого к тому моменту едва насчитывала два десятилетия, включает более 350 работ.

Сольные альбомы Лео как полноценного лидера — это интересная собственная микро-вселенная, в которой сможет сориентироваться только специалист. Абрахамс, как и многие активно творящие представители музыкальной индустрии XXI века, далёк от стремительно устаревающего формального мышления золотой эры звукозаписи. У него есть, разумеется, «классически» изданные альбомы — выходившие на известных и не очень лейблах в виде компакт-дисков и винила. Например, почти фолк-бардовский (хотя и инструментальный) «Honeytrap» 2005-го года; амбиентный «Scene Memory» 2006-го; перемешавший все подвиды современного инди-рока и электроники «The Unrest Cure» 2008-го с множеством приглашённых вокалистов и вокалистов; прекрасный и негромкий «The Grape And The Grain» 2009-го; «DayLight» 2015-го и так далее. Но есть и множество чисто цифровых релизов, некоторые из которых кажутся поначалу чуть ли не издёвкой (например, «Guitar Stuff» 2008-го, на котором звучит исключительно обработанная гитара и которую сам автор иронически характеризует как «обрывки, кусочки, тестирование оборудования и вообще занятие всякой ерундой»). Есть короткие альбомы, по старой классификации подаваемые как EP. Есть созданная только и исключительно Лео музыка для фильмов, которую сложно воспринимать в отрыве от видеоряда. И есть видеоклипы, над которыми он работал едва ли с меньшей отдачей, чем над чистым аудио.

Уникальность Абрахамса именно в том, что при кажущейся всеядности в музыке он ни на секунду не оказывался статистом, нанятым студийным музыкантом. Происходящие с ним в музыке истории по-настоящему хороши и кинематографичны. Например, «прослушивание» у знаменитого Эда Харкурта, когда Абрахамс получил одну из первых своих работ просто положительным ответом на вопрос «нравится ли тебе Том Уэйтс». Или знакомство с поистине легендарным Брайаном Ино, положившее начало многолетней дружбе и сотрудничеству: «…я пробовал гитару в одном магазине в Ноттинг-Хилле, туда зашёл Брайан Ино, ему понравилось, что я не играл «Stairway To Heaven» на максимально возможной громкости, и он пригласил меня сыграть на его альбоме». Абрахамс — человек удивительной музыкальности и открытости, чья вовлечённость в исполняемую музыку навсегда влюбляет в него и слушателей, и коллег, и продюсеров, и (в терминах более прямых) работодателей. В середине 2010-х его востребованность оказалась столь велика, что Лео буквально неделями не выходил из дома, круглосуточно работая в собственной студии над всеми мыслимыми проектами одновременно. А в списке его работ появлялись в итоге то записи с Лондонским филармоническим оркестром, то запись гитары для Бориса Гребенщикова (!). Последнее, впрочем, неслучайно: Абрахамс называет себя русофилом, учит русский (и временами даже использует его на концертах, декламируя непростые эмоциональные тексты). Одна из последних его работ, вновь в сотрудничестве с Брайаном Ино — это работа над одиозным проектом «Дау» Ильи Хржановского, которая сама по себе вызывает беспрецедентный интерес и пока в принципе не планируется к показу на российской территории…

Абрахамс неоднократно бывал в России с разными составами (например, с Roxy Music), а в 2008 году был приглашён «МузЭнерго» впервые в своей истории именно как сольный артист. Показанная им программа альбома «Scene Memory» встретила потрясающий приём у российской публики. Со слов самого Лео, он был настолько вдохновлён слушателями, что уже в аэропорте, в ожидании рейса в Лондон, написал три новых композиции. В 2014-м ему удалось вернуться вновь и принять участие в «МузЭнергоТуре» в дуэте с барабанщиком Крисом Ваталаро. В 2019-м Абрахамс вновь едет в Россию с большим сольным туром, поддержанным Посольством Великобритании в Москве в рамках «Года музыки — 2019». В этом туре Лео будет показывать свою актуальную программу (преимущественно гитарно-электронный амбиент) и, в некоторых городах, приглашать на сцену российских коллег, разделяющих его эстетические взгляды. Нас ожидает серия совершенно уникальный и не повторяющихся по содержанию концертов самой что ни на есть актуальной и осмысленной музыки, создаваемой одним из ключевых персонажей Лондона — этой музыкальной Мекки сегодняшнего дня.

Опубликовано

25.11.2019, Красноярск, КГИИ: LEO ABRAHAMS (Великобритания)

Лео Абрахамс — английский гитарист, композитор, аранжировщик и саунд-продюсер, крайне плодотворно работающий в диаметрально противоположных музыкальных направлениях. Среди тех, с кем он сотрудничал в разное время — артисты радикально полярные: Имоджен Хип (звезда современной инди-эстрады), Дэвид Холмс (известнейший электронщик и диджей), Пол Саймон (тот самый, из легендарного дуэта «Simon & Garfunkel»), а также ряд лидеров, в отношении которых рекомендации и пояснения попросту не нужны — Мэриэн Фейтфул, Ник Кейв, Брайан Ино, Адель, Эд Ширан, Энни Леннокс, Брайан Ферри, Сил… Музыка с его участием звучит в множестве известных фильмов — среди них такие блокбастеры, как франшиза о «друзьях Оушена», «Код 46», «Милые кости», ряд европейских работ. В общем и целом к середине 2019-го года дискография Абрахамса, творческая карьера которого к тому моменту едва насчитывала два десятилетия, включает более 350 работ.

Сольные альбомы Лео как полноценного лидера — это интересная собственная микро-вселенная, в которой сможет сориентироваться только специалист. Абрахамс, как и многие активно творящие представители музыкальной индустрии XXI века, далёк от стремительно устаревающего формального мышления золотой эры звукозаписи. У него есть, разумеется, «классически» изданные альбомы — выходившие на известных и не очень лейблах в виде компакт-дисков и винила. Например, почти фолк-бардовский (хотя и инструментальный) «Honeytrap» 2005-го года; амбиентный «Scene Memory» 2006-го; перемешавший все подвиды современного инди-рока и электроники «The Unrest Cure» 2008-го с множеством приглашённых вокалистов и вокалистов; прекрасный и негромкий «The Grape And The Grain» 2009-го; «DayLight» 2015-го и так далее. Но есть и множество чисто цифровых релизов, некоторые из которых кажутся поначалу чуть ли не издёвкой (например, «Guitar Stuff» 2008-го, на котором звучит исключительно обработанная гитара и которую сам автор иронически характеризует как «обрывки, кусочки, тестирование оборудования и вообще занятие всякой ерундой»). Есть короткие альбомы, по старой классификации подаваемые как EP. Есть созданная только и исключительно Лео музыка для фильмов, которую сложно воспринимать в отрыве от видеоряда. И есть видеоклипы, над которыми он работал едва ли с меньшей отдачей, чем над чистым аудио.

Уникальность Абрахамса именно в том, что при кажущейся всеядности в музыке он ни на секунду не оказывался статистом, нанятым студийным музыкантом. Происходящие с ним в музыке истории по-настоящему хороши и кинематографичны. Например, «прослушивание» у знаменитого Эда Харкурта, когда Абрахамс получил одну из первых своих работ просто положительным ответом на вопрос «нравится ли тебе Том Уэйтс». Или знакомство с поистине легендарным Брайаном Ино, положившее начало многолетней дружбе и сотрудничеству: «…я пробовал гитару в одном магазине в Ноттинг-Хилле, туда зашёл Брайан Ино, ему понравилось, что я не играл «Stairway To Heaven» на максимально возможной громкости, и он пригласил меня сыграть на его альбоме». Абрахамс — человек удивительной музыкальности и открытости, чья вовлечённость в исполняемую музыку навсегда влюбляет в него и слушателей, и коллег, и продюсеров, и (в терминах более прямых) работодателей. В середине 2010-х его востребованность оказалась столь велика, что Лео буквально неделями не выходил из дома, круглосуточно работая в собственной студии над всеми мыслимыми проектами одновременно. А в списке его работ появлялись в итоге то записи с Лондонским филармоническим оркестром, то запись гитары для Бориса Гребенщикова (!). Последнее, впрочем, неслучайно: Абрахамс называет себя русофилом, учит русский (и временами даже использует его на концертах, декламируя непростые эмоциональные тексты). Одна из последних его работ, вновь в сотрудничестве с Брайаном Ино — это работа над одиозным проектом «Дау» Ильи Хржановского, которая сама по себе вызывает беспрецедентный интерес и пока в принципе не планируется к показу на российской территории…

Абрахамс неоднократно бывал в России с разными составами (например, с Roxy Music), а в 2008 году был приглашён «МузЭнерго» впервые в своей истории именно как сольный артист. Показанная им программа альбома «Scene Memory» встретила потрясающий приём у российской публики. Со слов самого Лео, он был настолько вдохновлён слушателями, что уже в аэропорте, в ожидании рейса в Лондон, написал три новых композиции. В 2014-м ему удалось вернуться вновь и принять участие в «МузЭнергоТуре» в дуэте с барабанщиком Крисом Ваталаро. В 2019-м Абрахамс вновь едет в Россию с большим сольным туром, поддержанным Посольством Великобритании в Москве в рамках «Года музыки — 2019». В этом туре Лео будет показывать свою актуальную программу (преимущественно гитарно-электронный амбиент) и, в некоторых городах, приглашать на сцену российских коллег, разделяющих его эстетические взгляды. Нас ожидает серия совершенно уникальный и не повторяющихся по содержанию концертов самой что ни на есть актуальной и осмысленной музыки, создаваемой одним из ключевых персонажей Лондона — этой музыкальной Мекки сегодняшнего дня.

Опубликовано

26.11.2019, Дубна, «АрхиТеатр Media Lounge»: LEO ABRAHAMS (Великобритания)

Лео Абрахамс — английский гитарист, композитор, аранжировщик и саунд-продюсер, крайне плодотворно работающий в диаметрально противоположных музыкальных направлениях. Среди тех, с кем он сотрудничал в разное время — артисты радикально полярные: Имоджен Хип (звезда современной инди-эстрады), Дэвид Холмс (известнейший электронщик и диджей), Пол Саймон (тот самый, из легендарного дуэта «Simon & Garfunkel»), а также ряд лидеров, в отношении которых рекомендации и пояснения попросту не нужны — Мэриэн Фейтфул, Ник Кейв, Брайан Ино, Адель, Эд Ширан, Энни Леннокс, Брайан Ферри, Сил… Музыка с его участием звучит в множестве известных фильмов — среди них такие блокбастеры, как франшиза о «друзьях Оушена», «Код 46», «Милые кости», ряд европейских работ. В общем и целом к середине 2019-го года дискография Абрахамса, творческая карьера которого к тому моменту едва насчитывала два десятилетия, включает более 350 работ.

Сольные альбомы Лео как полноценного лидера — это интересная собственная микро-вселенная, в которой сможет сориентироваться только специалист. Абрахамс, как и многие активно творящие представители музыкальной индустрии XXI века, далёк от стремительно устаревающего формального мышления золотой эры звукозаписи. У него есть, разумеется, «классически» изданные альбомы — выходившие на известных и не очень лейблах в виде компакт-дисков и винила. Например, почти фолк-бардовский (хотя и инструментальный) «Honeytrap» 2005-го года; амбиентный «Scene Memory» 2006-го; перемешавший все подвиды современного инди-рока и электроники «The Unrest Cure» 2008-го с множеством приглашённых вокалистов и вокалистов; прекрасный и негромкий «The Grape And The Grain» 2009-го; «DayLight» 2015-го и так далее. Но есть и множество чисто цифровых релизов, некоторые из которых кажутся поначалу чуть ли не издёвкой (например, «Guitar Stuff» 2008-го, на котором звучит исключительно обработанная гитара и которую сам автор иронически характеризует как «обрывки, кусочки, тестирование оборудования и вообще занятие всякой ерундой»). Есть короткие альбомы, по старой классификации подаваемые как EP. Есть созданная только и исключительно Лео музыка для фильмов, которую сложно воспринимать в отрыве от видеоряда. И есть видеоклипы, над которыми он работал едва ли с меньшей отдачей, чем над чистым аудио.

Уникальность Абрахамса именно в том, что при кажущейся всеядности в музыке он ни на секунду не оказывался статистом, нанятым студийным музыкантом. Происходящие с ним в музыке истории по-настоящему хороши и кинематографичны. Например, «прослушивание» у знаменитого Эда Харкурта, когда Абрахамс получил одну из первых своих работ просто положительным ответом на вопрос «нравится ли тебе Том Уэйтс». Или знакомство с поистине легендарным Брайаном Ино, положившее начало многолетней дружбе и сотрудничеству: «…я пробовал гитару в одном магазине в Ноттинг-Хилле, туда зашёл Брайан Ино, ему понравилось, что я не играл «Stairway To Heaven» на максимально возможной громкости, и он пригласил меня сыграть на его альбоме». Абрахамс — человек удивительной музыкальности и открытости, чья вовлечённость в исполняемую музыку навсегда влюбляет в него и слушателей, и коллег, и продюсеров, и (в терминах более прямых) работодателей. В середине 2010-х его востребованность оказалась столь велика, что Лео буквально неделями не выходил из дома, круглосуточно работая в собственной студии над всеми мыслимыми проектами одновременно. А в списке его работ появлялись в итоге то записи с Лондонским филармоническим оркестром, то запись гитары для Бориса Гребенщикова (!). Последнее, впрочем, неслучайно: Абрахамс называет себя русофилом, учит русский (и временами даже использует его на концертах, декламируя непростые эмоциональные тексты). Одна из последних его работ, вновь в сотрудничестве с Брайаном Ино — это работа над одиозным проектом «Дау» Ильи Хржановского, которая сама по себе вызывает беспрецедентный интерес и пока в принципе не планируется к показу на российской территории…

Абрахамс неоднократно бывал в России с разными составами (например, с Roxy Music), а в 2008 году был приглашён «МузЭнерго» впервые в своей истории именно как сольный артист. Показанная им программа альбома «Scene Memory» встретила потрясающий приём у российской публики. Со слов самого Лео, он был настолько вдохновлён слушателями, что уже в аэропорте, в ожидании рейса в Лондон, написал три новых композиции. В 2014-м ему удалось вернуться вновь и принять участие в «МузЭнергоТуре» в дуэте с барабанщиком Крисом Ваталаро. В 2019-м Абрахамс вновь едет в Россию с большим сольным туром, поддержанным Посольством Великобритании в Москве в рамках «Года музыки — 2019». В этом туре Лео будет показывать свою актуальную программу (преимущественно гитарно-электронный амбиент) и, в некоторых городах, приглашать на сцену российских коллег, разделяющих его эстетические взгляды. Нас ожидает серия совершенно уникальный и не повторяющихся по содержанию концертов самой что ни на есть актуальной и осмысленной музыки, создаваемой одним из ключевых персонажей Лондона — этой музыкальной Мекки сегодняшнего дня.

Опубликовано

12.11.2019, Иркутск, The Rocks: WOODOISM (Швейцария)

Лайнус Амстад (Linus Amstad), альт-саксофон
Флориан Вайсс (Florian Weiss), тромбон, композиция
Валентин фон Фишер (Valentin von Fischer), контрабас
Филипп Лейбундгут (Philipp Leibundgut), ударные

Критикам не удаётся уйти от очевидной отсылки в названии коллектива: для большинства из них Woodoism — это «колдовство, шаманское камлание, экстатический ритуал». Для тех, кто менее склонен к банальностям, Woodoism — это скорее вдохновлённая работа с формой, придание вполне общеупотребительному инструментальному материалу новых смыслов за счёт отточенности его подачи, искренней влюблённости и вживлённости в него.

Лидер молодого швейцарского квартета и автор исполняемой музыки — тромбонист Флориан Вайсс. Ему нет и тридцати, однако на швейцарской сцене он уже успел наделать изрядного шума — как в прямом, так и в переносном смысле. В 2010-м Вайсс закончил среднюю школу, уже выбрав в качестве специализации музыку и получив соответствующий дополнительный сертификат. Затем продолжил образование на джазовом факультете бернского Университета Искусств, получил степень магистра и перебрался в Университет Люцерна для дальнейшего совершенствования (диплом с отличием в 2017-м). На этом возможные ступени формального обучения музыке в Швейцарии попросту закончились, но Вайсс пошёл дальше и три месяца повышал квалификацию в Нью-Йорке. Неудивительно, что при таком рвении его успехи выразились не только в активной концертной деятельности, но и в официальных премиях, наградах и дипломах. Начиная с 2014-го, в жизни Вайсса какой-нибудь большой приз национального значения делается обязателен: попадание в проект «All Stars» швейцарской ассоциации джазового образования (2014), включение в специальный тур «Best of Swiss Jazz Bachelors» как раз с группой Woodoism в 2015-м, именные стипендии фонда Хиршмана (2015) и фонда Фридл Вальд (2016), выступление в качестве представителя люцернского университета на встрече Международной ассоциации джазовых школ в итальянской Сиенне (2017) и, наконец, «золотой дубль» — победа и одновременно приз зрительских симпатий на престижнейшем швейцарском конкурсе ZKB в 2018-м.

Помимо Woodoism, Вайсс как один из лидеров плотно задействован в необычном проекте La Môme (с кларнетистом Филиппом Хиллебрандом и барабанщиком Клеменсом Куратле; это трио посвящено новоджазовому прочтению творчества Эдит Пиаф и посетило Россию в 2018-м году). Что до коллективов с его участием, где лидерские функции на других — их огромное количество: здесь и собственные группы таких авторитетов, как Джулиан Сарториус и Лукас Ниггли, и Джазовый Оркестр Люцерна, и постановки Цюрихского оперного театра. Впрочем, в перечислении таких регалий от него не отстанут и остальные участники группы (а басист Валентин фон Фишер, например, может похвастаться тем, что и сам проехал пол-России в 2015-м году в составе Shady Midnight Orchestra).

Woodoism же был основан в 2014-м и, что любопытно, не претерпел с тех пор изменения состава, что говорит о многом. Основной идеей Вайса было исполнение репертуара, который он сам называл «игривой камерной музыкой в стилистике документального кино». Почему именно документального, а не кино в целом — остаётся только догадываться (впрочем, отчасти само это позиционирование тоже игриво). Квартет без гармонического инструмента взял на себя довольно непростую задачу, учитывая, насколько далека его стилистика от авангарда и свободного джаза, где такой недостаток мог бы быть объяснён вычурной концепцией. Однако выстраиваемые музыкантами аккорды из всего лишь трёх нот (тромбона, саксофона и контрабаса) оказались на практике достаточно искушёнными, а музыка Woodoism, словно бы вынужденная разнообразиться изнутри, по-хорошему цепляет. Как писал кто-то из рецензентов, «квартет бродит по зарослям джаза, но музыканты могут пролить свет даже в самые тёмные места этих зарослей, и они не отпускают руки слушателя; вы следите за группой и можете видеть, как простая с виду мысль молодого лидера превращается в полноценное повествование».

Woodoism гастролировал по Швейцарии уже в 2015-м в рамках программы «Best of Swiss Jazz Bachelors», отбор в которую проводила образовательная ассоциация DKSJ, а вскоре после этого побывал с концертами в Венгрии. Весной 2017-го квартет представил свой первый альбом (названный просто «Woodoism») и провёл обширный тур по Швейцарии и Германии. В начале 2019-го коллектив принял участие в престижном «сетевом» фестивале Suisse Diagonal, в рамках которого несколько наиболее интересных молодых групп выступают с концертами в ключевых джазовых залах страны. А в конце февраля 2019 года «Woodoism» объявили о завершении записи второго альбома, работа над которым велась на легендарной немецкой студии Bauer. Он будет выпущен в свет в сентябре и получит названием «Refugium».


Пресса

  • «… настоящий кайф от первого до последнего звука; самая настоящая развлекательная музыка, склеенная из чрезвычайно умных, забавных и разнообразных композиций» (Steff Rohrbach, «Jazz’n’More», 2017)
  • «… тонкая полифония, взломанная ритм-секцией с большим остроумием и темпераментом» (Peter Rüedi, «Weltwoche»)
  • «… элегантная бравада» (Tom Gsteiger, «Der Bund»)

Опубликовано

24.10.2019, Красноярск, КГИИ: JONAS CAMBIEN TRIO (Норвегия/Бельгия)

Jonas Cambien (Йонас Камбиен), фортепиано
Andre Roligheten (Андре Ролигетен), саксофоны
Andreas Wildhagen (Андреас Вилдхаген), ударные

Для специалистов «скандинавский джаз» — термин, не требующий пояснений: холодность, пронзительность, хрупкость и аскетичная красота. Трио Йонаса Камбиена — тот случай, когда в рецепт добавлено достаточно истинной и естественной оригинальности; если корифеи жанра почивают на лаврах и привыкают с баснословным гонорарам, Камбиен продолжает прогрессировать и остаётся открыт и доступен для самых неожиданных залов.

Первая гастрольная поездка по России новоджазового трио пианиста Йонаса Камбиена состоялась в ноябре 2016 года. В Россию этого лидера давно и активно рекомендовал его преподаватель в музыкальной академии Осло, знаменитый пианист советского происхождения Михаил Альперин, участник нашумевшего Moscow Art Trio, с 1991 года живущий и работающий в Норвегии. В 2011-м году группа Karokh под руководством Камбиена посетила Москву в рамках студенческого обмена и установила творческие связи, позволившие говорить о возвращении уже в профессиональном качестве, с новым авторским коллективом высокого уровня.

Трио Камбиена не только демонстрирует оригинальность творческих идей и силу молодого поколения норвежских джазменов, но и служит свидетельством успеха социальных и политических принципов объединённой Европы. Бельгиец по происхождению и гражданству, Камбиен прошёл обучение музыке в Музыкальной академии Осло и фактически состоялся как импровизатор и профессиональный артист именно в Норвегии. Работая с сильнейшими представителями норвежского джаза и будучи вовлечён в несколько разнотипных проектов, со своим трио он выпускает альбом на одном из наиболее авторитетных в этой области лейблов Clean Feed, базирующемся в Португалии. Появление трио в России, помимо очевидной цели развития своего интернационального присутствия, является для Камбиена доказательством состоятельности идей общекультурной и художественной толерантности, в которых географическое присутствие важно и содержательно характерно, но не в той степени, которая начала бы ограничивать свободу творчества и способы артистического развития.

Дебютный альбом трио описывается критиками как крайне любопытная смесь идей современного джаза и «корневого фольклора несуществующих стран» (да-да, именно так). Надо полагать, что в виду имеется в первую очередь единый для самых разных слушателей культурный фундамент, восходящий к свободному развитию песенной формы и основанный на импровизации – то, что в знаменитом бородатом анекдоте описывается фразой «что вижу, о том и пою». Но Камбиен с товарищами видят, как и положено образованному современному музыканту, довольно много. А поют об этом – вернее, разумеется, играют – мастерски, без эксцентрических излишеств и экспериментирования ради эксперимента.

Первые концерты трио в России, организованные при поддержке Посольства Норвегии в РФ, прошли на престижных сценах Москвы и Петербурга и доказали, что Камбиен как лидер — поистине уникальное явление: он способен органично вовлечь в музыку не только разношёрстную, но и весьма объёмную аудиторию — которую, в отличие от среднестатического «авангардиста», удерживает до конца концерта, а не до конца композиции, когда можно покинуть зал. Трио Камбиена — это, без преувеличения, качественно новый формат в первую очередь для крупных площадок, которым кажутся рискованными эксперименты с новой музыкой: именно в случае с Камбиеном результаты могут превзойти все ожидания.

Опубликовано

07.11.2019, Владимир, Grey Whale. WOODOISM (Швейцария)

Лайнус Амстад (Linus Amstad), альт-саксофон
Флориан Вайсс (Florian Weiss), тромбон, композиция
Валентин фон Фишер (Valentin von Fischer), контрабас
Филипп Лейбундгут (Philipp Leibundgut), ударные

Критикам не удаётся уйти от очевидной отсылки в названии коллектива: для большинства из них Woodoism — это «колдовство, шаманское камлание, экстатический ритуал». Для тех, кто менее склонен к банальностям, Woodoism — это скорее вдохновлённая работа с формой, придание вполне общеупотребительному инструментальному материалу новых смыслов за счёт отточенности его подачи, искренней влюблённости и вживлённости в него.

Лидер молодого швейцарского квартета и автор исполняемой музыки — тромбонист Флориан Вайсс. Ему нет и тридцати, однако на швейцарской сцене он уже успел наделать изрядного шума — как в прямом, так и в переносном смысле. В 2010-м Вайсс закончил среднюю школу, уже выбрав в качестве специализации музыку и получив соответствующий дополнительный сертификат. Затем продолжил образование на джазовом факультете бернского Университета Искусств, получил степень магистра и перебрался в Университет Люцерна для дальнейшего совершенствования (диплом с отличием в 2017-м). На этом возможные ступени формального обучения музыке в Швейцарии попросту закончились, но Вайсс пошёл дальше и три месяца повышал квалификацию в Нью-Йорке. Неудивительно, что при таком рвении его успехи выразились не только в активной концертной деятельности, но и в официальных премиях, наградах и дипломах. Начиная с 2014-го, в жизни Вайсса какой-нибудь большой приз национального значения делается обязателен: попадание в проект «All Stars» швейцарской ассоциации джазового образования (2014), включение в специальный тур «Best of Swiss Jazz Bachelors» как раз с группой Woodoism в 2015-м, именные стипендии фонда Хиршмана (2015) и фонда Фридл Вальд (2016), выступление в качестве представителя люцернского университета на встрече Международной ассоциации джазовых школ в итальянской Сиенне (2017) и, наконец, «золотой дубль» — победа и одновременно приз зрительских симпатий на престижнейшем швейцарском конкурсе ZKB в 2018-м.

Помимо Woodoism, Вайсс как один из лидеров плотно задействован в необычном проекте La Môme (с кларнетистом Филиппом Хиллебрандом и барабанщиком Клеменсом Куратле; это трио посвящено новоджазовому прочтению творчества Эдит Пиаф и посетило Россию в 2018-м году). Что до коллективов с его участием, где лидерские функции на других — их огромное количество: здесь и собственные группы таких авторитетов, как Джулиан Сарториус и Лукас Ниггли, и Джазовый Оркестр Люцерна, и постановки Цюрихского оперного театра. Впрочем, в перечислении таких регалий от него не отстанут и остальные участники группы (а басист Валентин фон Фишер, например, может похвастаться тем, что и сам проехал пол-России в 2015-м году в составе Shady Midnight Orchestra).

Woodoism же был основан в 2014-м и, что любопытно, не претерпел с тех пор изменения состава, что говорит о многом. Основной идеей Вайса было исполнение репертуара, который он сам называл «игривой камерной музыкой в стилистике документального кино». Почему именно документального, а не кино в целом — остаётся только догадываться (впрочем, отчасти само это позиционирование тоже игриво). Квартет без гармонического инструмента взял на себя довольно непростую задачу, учитывая, насколько далека его стилистика от авангарда и свободного джаза, где такой недостаток мог бы быть объяснён вычурной концепцией. Однако выстраиваемые музыкантами аккорды из всего лишь трёх нот (тромбона, саксофона и контрабаса) оказались на практике достаточно искушёнными, а музыка Woodoism, словно бы вынужденная разнообразиться изнутри, по-хорошему цепляет. Как писал кто-то из рецензентов, «квартет бродит по зарослям джаза, но музыканты могут пролить свет даже в самые тёмные места этих зарослей, и они не отпускают руки слушателя; вы следите за группой и можете видеть, как простая с виду мысль молодого лидера превращается в полноценное повествование».

Woodoism гастролировал по Швейцарии уже в 2015-м в рамках программы «Best of Swiss Jazz Bachelors», отбор в которую проводила образовательная ассоциация DKSJ, а вскоре после этого побывал с концертами в Венгрии. Весной 2017-го квартет представил свой первый альбом (названный просто «Woodoism») и провёл обширный тур по Швейцарии и Германии. В начале 2019-го коллектив принял участие в престижном «сетевом» фестивале Suisse Diagonal, в рамках которого несколько наиболее интересных молодых групп выступают с концертами в ключевых джазовых залах страны. А в конце февраля 2019 года «Woodoism» объявили о завершении записи второго альбома, работа над которым велась на легендарной немецкой студии Bauer. Он будет выпущен в свет в сентябре и получит названием «Refugium».

Пресса

  • «… настоящий кайф от первого до последнего звука; самая настоящая развлекательная музыка, склеенная из чрезвычайно умных, забавных и разнообразных композиций» (Steff Rohrbach, «Jazz’n’More», 2017)
  • «… тонкая полифония, взломанная ритм-секцией с большим остроумием и темпераментом» (Peter Rüedi, «Weltwoche»)
  • «… элегантная бравада» (Tom Gsteiger, «Der Bund»)

Опубликовано

15.11.2019, Воронеж, КК «Петровский». LEO ABRAHAMS (Великобритания)

Лео Абрахамс — английский гитарист, композитор, аранжировщик и саунд-продюсер, крайне плодотворно работающий в диаметрально противоположных музыкальных направлениях. Среди тех, с кем он сотрудничал в разное время — артисты радикально полярные: Имоджен Хип (звезда современной инди-эстрады), Дэвид Холмс (известнейший электронщик и диджей), Пол Саймон (тот самый, из легендарного дуэта «Simon & Garfunkel»), а также ряд лидеров, в отношении которых рекомендации и пояснения попросту не нужны — Мэриэн Фейтфул, Ник Кейв, Брайан Ино, Адель, Эд Ширан, Энни Леннокс, Брайан Ферри, Сил… Музыка с его участием звучит в множестве известных фильмов — среди них такие блокбастеры, как франшиза о «друзьях Оушена», «Код 46», «Милые кости», ряд европейских работ. В общем и целом к середине 2019-го года дискография Абрахамса, творческая карьера которого к тому моменту едва насчитывала два десятилетия, включает более 350 работ.

Сольные альбомы Лео как полноценного лидера — это интересная собственная микро-вселенная, в которой сможет сориентироваться только специалист. Абрахамс, как и многие активно творящие представители музыкальной индустрии XXI века, далёк от стремительно устаревающего формального мышления золотой эры звукозаписи. У него есть, разумеется, «классически» изданные альбомы — выходившие на известных и не очень лейблах в виде компакт-дисков и винила. Например, почти фолк-бардовский (хотя и инструментальный) «Honeytrap» 2005-го года; амбиентный «Scene Memory» 2006-го; перемешавший все подвиды современного инди-рока и электроники «The Unrest Cure» 2008-го с множеством приглашённых вокалистов и вокалистов; прекрасный и негромкий «The Grape And The Grain» 2009-го; «DayLight» 2015-го и так далее. Но есть и множество чисто цифровых релизов, некоторые из которых кажутся поначалу чуть ли не издёвкой (например, «Guitar Stuff» 2008-го, на котором звучит исключительно обработанная гитара и которую сам автор иронически характеризует как «обрывки, кусочки, тестирование оборудования и вообще занятие всякой ерундой»). Есть короткие альбомы, по старой классификации подаваемые как EP. Есть созданная только и исключительно Лео музыка для фильмов, которую сложно воспринимать в отрыве от видеоряда. И есть видеоклипы, над которыми он работал едва ли с меньшей отдачей, чем над чистым аудио.

Уникальность Абрахамса именно в том, что при кажущейся всеядности в музыке он ни на секунду не оказывался статистом, нанятым студийным музыкантом. Происходящие с ним в музыке истории по-настоящему хороши и кинематографичны. Например, «прослушивание» у знаменитого Эда Харкурта, когда Абрахамс получил одну из первых своих работ просто положительным ответом на вопрос «нравится ли тебе Том Уэйтс». Или знакомство с поистине легендарным Брайаном Ино, положившее начало многолетней дружбе и сотрудничеству: «…я пробовал гитару в одном магазине в Ноттинг-Хилле, туда зашёл Брайан Ино, ему понравилось, что я не играл «Stairway To Heaven» на максимально возможной громкости, и он пригласил меня сыграть на его альбоме». Абрахамс — человек удивительной музыкальности и открытости, чья вовлечённость в исполняемую музыку навсегда влюбляет в него и слушателей, и коллег, и продюсеров, и (в терминах более прямых) работодателей. В середине 2010-х его востребованность оказалась столь велика, что Лео буквально неделями не выходил из дома, круглосуточно работая в собственной студии над всеми мыслимыми проектами одновременно. А в списке его работ появлялись в итоге то записи с Лондонским филармоническим оркестром, то запись гитары для Бориса Гребенщикова (!). Последнее, впрочем, неслучайно: Абрахамс называет себя русофилом, учит русский (и временами даже использует его на концертах, декламируя непростые эмоциональные тексты). Одна из последних его работ, вновь в сотрудничестве с Брайаном Ино — это работа над одиозным проектом «Дау» Ильи Хржановского, которая сама по себе вызывает беспрецедентный интерес и пока в принципе не планируется к показу на российской территории…

Абрахамс неоднократно бывал в России с разными составами (например, с Roxy Music), а в 2008 году был приглашён «МузЭнерго» впервые в своей истории именно как сольный артист. Показанная им программа альбома «Scene Memory» встретила потрясающий приём у российской публики. Со слов самого Лео, он был настолько вдохновлён слушателями, что уже в аэропорте, в ожидании рейса в Лондон, написал три новых композиции. В 2014-м ему удалось вернуться вновь и принять участие в «МузЭнергоТуре» в дуэте с барабанщиком Крисом Ваталаро. В 2019-м Абрахамс вновь едет в Россию с большим сольным туром, поддержанным Посольством Великобритании в Москве в рамках «Года музыки — 2019». В этом туре Лео будет показывать свою актуальную программу (преимущественно гитарно-электронный амбиент) и, в некоторых городах, приглашать на сцену российских коллег, разделяющих его эстетические взгляды. Нас ожидает серия совершенно уникальный и не повторяющихся по содержанию концертов самой что ни на есть актуальной и осмысленной музыки, создаваемой одним из ключевых персонажей Лондона — этой музыкальной Мекки сегодняшнего дня.

Опубликовано

22.11.2019, КЦ ДОМ, Москва: Leo Abrahams (Великобритания)

Лео Абрахамс — английский гитарист, композитор, аранжировщик и саунд-продюсер, крайне плодотворно работающий в диаметрально противоположных музыкальных направлениях. Среди тех, с кем он сотрудничал в разное время — артисты радикально полярные: Имоджен Хип (звезда современной инди-эстрады), Дэвид Холмс (известнейший электронщик и диджей), Пол Саймон (тот самый, из легендарного дуэта «Simon & Garfunkel»), а также ряд лидеров, в отношении которых рекомендации и пояснения попросту не нужны — Мэриэн Фейтфул, Ник Кейв, Брайан Ино, Адель, Эд Ширан, Энни Леннокс, Брайан Ферри, Сил… Музыка с его участием звучит в множестве известных фильмов — среди них такие блокбастеры, как франшиза о «друзьях Оушена», «Код 46», «Милые кости», ряд европейских работ. В общем и целом к середине 2019-го года дискография Абрахамса, творческая карьера которого к тому моменту едва насчитывала два десятилетия, включает более 350 работ.

Сольные альбомы Лео как полноценного лидера — это интересная собственная микро-вселенная, в которой сможет сориентироваться только специалист. Абрахамс, как и многие активно творящие представители музыкальной индустрии XXI века, далёк от стремительно устаревающего формального мышления золотой эры звукозаписи. У него есть, разумеется, «классически» изданные альбомы — выходившие на известных и не очень лейблах в виде компакт-дисков и винила. Например, почти фолк-бардовский (хотя и инструментальный) «Honeytrap» 2005-го года; амбиентный «Scene Memory» 2006-го; перемешавший все подвиды современного инди-рока и электроники «The Unrest Cure» 2008-го с множеством приглашённых вокалистов и вокалистов; прекрасный и негромкий «The Grape And The Grain» 2009-го; «DayLight» 2015-го и так далее. Но есть и множество чисто цифровых релизов, некоторые из которых кажутся поначалу чуть ли не издёвкой (например, «Guitar Stuff» 2008-го, на котором звучит исключительно обработанная гитара и которую сам автор иронически характеризует как «обрывки, кусочки, тестирование оборудования и вообще занятие всякой ерундой»). Есть короткие альбомы, по старой классификации подаваемые как EP. Есть созданная только и исключительно Лео музыка для фильмов, которую сложно воспринимать в отрыве от видеоряда. И есть видеоклипы, над которыми он работал едва ли с меньшей отдачей, чем над чистым аудио.

Уникальность Абрахамса именно в том, что при кажущейся всеядности в музыке он ни на секунду не оказывался статистом, нанятым студийным музыкантом. Происходящие с ним в музыке истории по-настоящему хороши и кинематографичны. Например, «прослушивание» у знаменитого Эда Харкурта, когда Абрахамс получил одну из первых своих работ просто положительным ответом на вопрос «нравится ли тебе Том Уэйтс». Или знакомство с поистине легендарным Брайаном Ино, положившее начало многолетней дружбе и сотрудничеству: «…я пробовал гитару в одном магазине в Ноттинг-Хилле, туда зашёл Брайан Ино, ему понравилось, что я не играл «Stairway To Heaven» на максимально возможной громкости, и он пригласил меня сыграть на его альбоме». Абрахамс — человек удивительной музыкальности и открытости, чья вовлечённость в исполняемую музыку навсегда влюбляет в него и слушателей, и коллег, и продюсеров, и (в терминах более прямых) работодателей. В середине 2010-х его востребованность оказалась столь велика, что Лео буквально неделями не выходил из дома, круглосуточно работая в собственной студии над всеми мыслимыми проектами одновременно. А в списке его работ появлялись в итоге то записи с Лондонским филармоническим оркестром, то запись гитары для Бориса Гребенщикова (!). Последнее, впрочем, неслучайно: Абрахамс называет себя русофилом, учит русский (и временами даже использует его на концертах, декламируя непростые эмоциональные тексты). Одна из последних его работ, вновь в сотрудничестве с Брайаном Ино — это работа над одиозным проектом «Дау» Ильи Хржановского, которая сама по себе вызывает беспрецедентный интерес и пока в принципе не планируется к показу на российской территории…

Абрахамс неоднократно бывал в России с разными составами (например, с Roxy Music), а в 2008 году был приглашён «МузЭнерго» впервые в своей истории именно как сольный артист. Показанная им программа альбома «Scene Memory» встретила потрясающий приём у российской публики. Со слов самого Лео, он был настолько вдохновлён слушателями, что уже в аэропорте, в ожидании рейса в Лондон, написал три новых композиции. В 2014-м ему удалось вернуться вновь и принять участие в «МузЭнергоТуре» в дуэте с барабанщиком Крисом Ваталаро. В 2019-м Абрахамс вновь едет в Россию с большим сольным туром, поддержанным Посольством Великобритании в Москве в рамках «Года музыки — 2019». В этом туре Лео будет показывать свою актуальную программу (преимущественно гитарно-электронный амбиент) и, в некоторых городах, приглашать на сцену российских коллег, разделяющих его эстетические взгляды. Нас ожидает серия совершенно уникальный и не повторяющихся по содержанию концертов самой что ни на есть актуальной и осмысленной музыки, создаваемой одним из ключевых персонажей Лондона — этой музыкальной Мекки сегодняшнего дня.

Отзывы слушателей

  • … слушаю Абрахамса, запись с 22-го. Сейчас помру. Неужели это у нас было?!…
  • …это неподражаемо! Это so different!
  • … вот как (не без «усиленных» выражений) комментирует запись с 22-го ноября один из ведущих джазовых журналистов СНГ, человек, «измученный нарзаном» и редко ловящий кайф от музыки — просто потому, что приелась она уже. Комментарии идут в реальном времени — в процессе слушания. Не настаиваю на том, что это вот прямо истина в последней инстанции — просто интересно было наблюдать за развитием реакции. К слову, сам этот журналист — нехилый гитарист. «Играть на гитаре с лаптопом — это мука. Там еще примочек внешних куча, педалей одних 8 штук…[…]… Слушай… а этот рыжий классно играет. Нежно. Нет, не рыжий, блондинистый. Неважно. Но он клёво играет, без балды!…[…]…Йо! Оу, фак… он хорош! Как он с педалями работает… тьево!»
  • … «простая игра» — не такая уж простая КАК МИНИМУМ.
  • … интересна реакция малышни: творения Лео старший (5-ти лет) назвал «сказкой про космос».
  • ….оставил неизгладимые впечатления. Это очень здорово, когда на твоих глазах происходит чудо — рождается музыка. Ещё мне нравится смотреть на людей, получающих удовольствие от дела, которым они занимаются… Лео мастерски извлекает звук, используя как традиционные, так и альтернативные приёмы игры на гитаре, и с помощью них добивается выразительности и образности в звучании. С этого дня наверно именно он запомнился сильнее всего. Одна моя подруга после него ушла, объяснив «Чтобы не портить впечатление». Наверно, она права. Что мне понравилось, так это то, что он (не люблю употреблять это слово!) креативный. Его музыка меня вдохновляет.
  • … звонко ясно, что Лео — Мировой Спец.
  • … можно было растаять. Или улететь. Очень необычно и… такое вообще чудо, что он у нас был. Даже как-то нереально видеть человека такого уровня в нашей деревне:)

Опубликовано

21.10.2019, Москва, КЦ ДОМ: Jonas Cambien Trio (Норвегия/Бельгия)


Jonas Cambien (Йонас Камбиен), фортепиано
Andre Roligheten (Андре Ролигетен), саксофоны
Andreas Wildhagen (Андреас Вилдхаген), ударные

Для специалистов «скандинавский джаз» — термин, не требующий пояснений: холодность, пронзительность, хрупкость и аскетичная красота. Трио Йонаса Камбиена — тот случай, когда в рецепт добавлено достаточно истинной и естественной оригинальности; если корифеи жанра почивают на лаврах и привыкают с баснословным гонорарам, Камбиен продолжает прогрессировать и остаётся открыт и доступен для самых неожиданных залов.

Первая гастрольная поездка по России новоджазового трио пианиста Йонаса Камбиена состоялась в ноябре 2016 года. В Россию этого лидера давно и активно рекомендовал его преподаватель в музыкальной академии Осло, знаменитый пианист советского происхождения Михаил Альперин, участник нашумевшего Moscow Art Trio, с 1991 года живущий и работающий в Норвегии. В 2011-м году группа Karokh под руководством Камбиена посетила Москву в рамках студенческого обмена и установила творческие связи, позволившие говорить о возвращении уже в профессиональном качестве, с новым авторским коллективом высокого уровня.

Трио Камбиена не только демонстрирует оригинальность творческих идей и силу молодого поколения норвежских джазменов, но и служит свидетельством успеха социальных и политических принципов объединённой Европы. Бельгиец по происхождению и гражданству, Камбиен прошёл обучение музыке в Музыкальной академии Осло и фактически состоялся как импровизатор и профессиональный артист именно в Норвегии. Работая с сильнейшими представителями норвежского джаза и будучи вовлечён в несколько разнотипных проектов, со своим трио он выпускает альбом на одном из наиболее авторитетных в этой области лейблов Clean Feed, базирующемся в Португалии. Появление трио в России, помимо очевидной цели развития своего интернационального присутствия, является для Камбиена доказательством состоятельности идей общекультурной и художественной толерантности, в которых географическое присутствие важно и содержательно характерно, но не в той степени, которая начала бы ограничивать свободу творчества и способы артистического развития.

Дебютный альбом трио описывается критиками как крайне любопытная смесь идей современного джаза и «корневого фольклора несуществующих стран» (да-да, именно так). Надо полагать, что в виду имеется в первую очередь единый для самых разных слушателей культурный фундамент, восходящий к свободному развитию песенной формы и основанный на импровизации – то, что в знаменитом бородатом анекдоте описывается фразой «что вижу, о том и пою». Но Камбиен с товарищами видят, как и положено образованному современному музыканту, довольно много. А поют об этом – вернее, разумеется, играют – мастерски, без эксцентрических излишеств и экспериментирования ради эксперимента.

Первые концерты трио в России, организованные при поддержке Посольства Норвегии в РФ, прошли на престижных сценах Москвы и Петербурга и доказали, что Камбиен как лидер — поистине уникальное явление: он способен органично вовлечь в музыку не только разношёрстную, но и весьма объёмную аудиторию — которую, в отличие от среднестатического «авангардиста», удерживает до конца концерта, а не до конца композиции, когда можно покинуть зал. Трио Камбиена — это, без преувеличения, качественно новый формат в первую очередь для крупных площадок, которым кажутся рискованными эксперименты с новой музыкой: именно в случае с Камбиеном результаты могут превзойти все ожидания.

Опубликовано

15.10.2019, Казань, ЦСК «Смена». Ronny Graupes SPOOM (Германия/Дания)

Ронни Граупе (Ronny Graupe), гитара
Йонас Вестергард (Jonas Westergaard), бас
Кристиан Лиллингер (Christian Lillinger), ударные
Кристиан Вайднер (Christian Weidner), саксофон

Гитарное трио, прошедшее за восемь лет существования путь от переигровки джазовых стандартов до стопроцентно авторского материала, который потребовал введения в состав нового инструментального голоса: хороший пример того, как немецкая аккуратность и музыкантская самоирония создают новые сущности и перспективы там, где, казалось бы, всё очевидно и малоперспективно. 

Гитарист Ронни Граупе основал Spoom как трио в 2005 году, однозначно ориентируясь на «нормальный» джаз классического толка и подбирая репертуар в Великой Американской Книге Джазовых Стандартов. К этому моменту музыканту было двадцать пять, и у него за плечами были достаточно весомые в Германии молодёжные достижения: во-первых, национальная премия Jugend Jazzt (полученная в шестнадцать), во-вторых, именная стипендия лейпцигского фонда Марион Эрмер для молодых музыкантов (2001). Существовал к тому моменту и другой ансамбль, возглавляемый Граупе — Hyperactive Kid, самим названием которого, по сути, о Ронни уже всё сказано. Формально учиться музыке он  начал в Лейпциге (высшая школа музыки и театра имени Феликса Мендельсона Бартольди), продолжил в знаменитой копенгагенской Консерватории Ритмической Музыки, а между этими двумя образовательными учреждениями умудрился впихнуть работу ни много ни мало в BuJazzO («Бундес-Джаз-Оркестре» — ещё одно название, не требующее ни перевода, ни пояснения), с которым выступал в самых неожиданных точках планеты.

На этом фоне обращение к традиционному джазовому репертуару и хрестоматийному формату кажется скорее временной прихотью, чем нормой. Так и оказалось. Граупе вообще довелось расти в обстановке, требующей нестандартных выходов из странных ситуаций. Его родной город на момент появления музыканта на свет назывался Карл-Маркс-Штадт и до сих пор несколько внезапно числит в своих почётных гражданах, помимо Бисмарка, двух советских граждан — лётчика Николая Каманина и космонавта Валерия Быковского. Со временем город получил исторической название Хемниц, но вся малопонятная иностранным гражданам специфика взросления в социалистической ГДР явно наложила на Граупе отпечаток и определила его сатирический взгляд на мир. Даже на собственном сайте он рассказывает не столько о своей биографии, сколько о том, что Graupe — это единственное число от термина «Graupen», обозначающего… перловую крупу. Собственно, с разными характеристиками перловой крупы и предлагается знакомиться вместо достижений Ронни. А сам Ронни в это время отказывается от мейнстрима в музыке, начинает писать собственную музыку и уверенно уходит прочь от классической джазовой формы (тема, импровизация, тема). Его собственные пьесы выстраиваются теперь по высоким академическим законам, они многочастны, искушённы, для них характерна непростая драматургия и узнаваемая смесь серьёзности и  иронии.

Граупе как импровизатор делается с годами всё более отличен от основной массы «нормальных» джазовых гитаристов — и, как следствие, в 2012-м получает приглашение читать лекции по джазовой гитаре в университете искусств швейцарского Берна.

Spoom записал как трио альбомы «As They Are» (2012, Shoebill Music) и «The White Belt» (2016, Pirouet). После этого усложняющаяся музыка Граупе потребовала введения в состав нового голоса, и к группе присоединился в 2018 году саксофонист Кристиан Вайднер.

Опубликовано

14.11.2019, Тула, «Типография». Leo Abrahams (Великобритания)

Лео Абрахамс — английский гитарист, композитор, аранжировщик и саунд-продюсер, крайне плодотворно работающий в диаметрально противоположных музыкальных направлениях. Среди тех, с кем он сотрудничал в разное время — артисты радикально полярные: Имоджен Хип (звезда современной инди-эстрады), Дэвид Холмс (известнейший электронщик и диджей), Пол Саймон (тот самый, из легендарного дуэта «Simon & Garfunkel»), а также ряд лидеров, в отношении которых рекомендации и пояснения попросту не нужны — Мэриэн Фейтфул, Ник Кейв, Брайан Ино, Адель, Эд Ширан, Энни Леннокс, Брайан Ферри, Сил… Музыка с его участием звучит в множестве известных фильмов — среди них такие блокбастеры, как франшиза о «друзьях Оушена», «Код 46», «Милые кости», ряд европейских работ. В общем и целом к середине 2019-го года дискография Абрахамса, творческая карьера которого к тому моменту едва насчитывала два десятилетия, включает более 350 работ.

Сольные альбомы Лео как полноценного лидера — это интересная собственная микро-вселенная, в которой сможет сориентироваться только специалист. Абрахамс, как и многие активно творящие представители музыкальной индустрии XXI века, далёк от стремительно устаревающего формального мышления золотой эры звукозаписи. У него есть, разумеется, «классически» изданные альбомы — выходившие на известных и не очень лейблах в виде компакт-дисков и винила. Например, почти фолк-бардовский (хотя и инструментальный) «Honeytrap» 2005-го года; амбиентный «Scene Memory» 2006-го; перемешавший все подвиды современного инди-рока и электроники «The Unrest Cure» 2008-го с множеством приглашённых вокалистов и вокалистов; прекрасный и негромкий «The Grape And The Grain» 2009-го; «DayLight» 2015-го и так далее. Но есть и множество чисто цифровых релизов, некоторые из которых кажутся поначалу чуть ли не издёвкой (например, «Guitar Stuff» 2008-го, на котором звучит исключительно обработанная гитара и которую сам автор иронически характеризует как «обрывки, кусочки, тестирование оборудования и вообще занятие всякой ерундой»). Есть короткие альбомы, по старой классификации подаваемые как EP. Есть созданная только и исключительно Лео музыка для фильмов, которую сложно воспринимать в отрыве от видеоряда. И есть видеоклипы, над которыми он работал едва ли с меньшей отдачей, чем над чистым аудио.

Уникальность Абрахамса именно в том, что при кажущейся всеядности в музыке он ни на секунду не оказывался статистом, нанятым студийным музыкантом. Происходящие с ним в музыке истории по-настоящему хороши и кинематографичны. Например, «прослушивание» у знаменитого Эда Харкурта, когда Абрахамс получил одну из первых своих работ просто положительным ответом на вопрос «нравится ли тебе Том Уэйтс». Или знакомство с поистине легендарным Брайаном Ино, положившее начало многолетней дружбе и сотрудничеству: «…я пробовал гитару в одном магазине в Ноттинг-Хилле, туда зашёл Брайан Ино, ему понравилось, что я не играл «Stairway To Heaven» на максимально возможной громкости, и он пригласил меня сыграть на его альбоме». Абрахамс — человек удивительной музыкальности и открытости, чья вовлечённость в исполняемую музыку навсегда влюбляет в него и слушателей, и коллег, и продюсеров, и (в терминах более прямых) работодателей. В середине 2010-х его востребованность оказалась столь велика, что Лео буквально неделями не выходил из дома, круглосуточно работая в собственной студии над всеми мыслимыми проектами одновременно. А в списке его работ появлялись в итоге то записи с Лондонским филармоническим оркестром, то запись гитары для Бориса Гребенщикова (!). Последнее, впрочем, неслучайно: Абрахамс называет себя русофилом, учит русский (и временами даже использует его на концертах, декламируя непростые эмоциональные тексты). Одна из последних его работ, вновь в сотрудничестве с Брайаном Ино — это работа над одиозным проектом «Дау» Ильи Хржановского, которая сама по себе вызывает беспрецедентный интерес и пока в принципе не планируется к показу на российской территории…

Абрахамс неоднократно бывал в России с разными составами (например, с Roxy Music), а в 2008 году был приглашён «МузЭнерго» впервые в своей истории именно как сольный артист. Показанная им программа альбома «Scene Memory» встретила потрясающий приём у российской публики. Со слов самого Лео, он был настолько вдохновлён слушателями, что уже в аэропорте, в ожидании рейса в Лондон, написал три новых композиции. В 2014-м ему удалось вернуться вновь и принять участие в «МузЭнергоТуре» в дуэте с барабанщиком Крисом Ваталаро. В 2019-м Абрахамс вновь едет в Россию с большим сольным туром, поддержанным Посольством Великобритании в Москве в рамках «Года музыки — 2019». В этом туре Лео будет показывать свою актуальную программу (преимущественно гитарно-электронный амбиент) и, в некоторых городах, приглашать на сцену российских коллег, разделяющих его эстетические взгляды. Нас ожидает серия совершенно уникальный и не повторяющихся по содержанию концертов самой что ни на есть актуальной и осмысленной музыки, создаваемой одним из ключевых персонажей Лондона — этой музыкальной Мекки сегодняшнего дня.

Опубликовано

01.11.2019, Егорьевск, «Rotor». Akku Quintet (Швейцария)

Михаэль Гильсенан (Michael Gilsenan), саксофон
Маркус Ишер (Markus Ischer), гитара
Майя Нидеггер (Maja Nydegger), клавишные
Анди Шнеллманн (Andi Schnellmann), бас
Мануэль Паскинелли (Manuel Pasquinelli), ударные
специальный гость Йонас Фер (Jonas Fehr), живой видеоряд

Электрическое гитарное трио с авторской музыкой. Сегодня в джаз-роке и фьюжне не так просто сказать что-то по-настоящему новое, но минимальные требования к музыкантам, работающим в этих жанрах, давно и многократно превышают требования к «обычным» джазменам времён расцвета жанра. Поэтому, когда им действительно есть что сказать — это гарантированный успех.

Согласно рецензии в отечественном журнале «Salon A&V», Akku Quintet — «молодой ансамбль из Берна», который «активно концертирует по небольшим залам, не чураясь заведений общественного питания и клубов. Ни о самом коллективе, ни об его участниках практически ничего не известно. Но по музыке, которую они сочиняют и играют, можно догадаться, что музыкальное образование у них есть. Как минимум, у барышни, которая играет на клавишах.» Рецензент издания считает, что их музыка «эклектична и сочетает в себе элементы минимализма, джаза, временами проскальзывают мотивы клубной электроники (главным образом – в монотонных партиях ударника). Такую музыку сейчас модно использовать в некоммерческом кино, под неё хорошо заниматься домашними делами и медитировать (под трек Fluid). В принципе ничего особенного, но симпатично. Не стал бы называть эту музыку примитивной, но чтобы её исполнять, виртуозом быть не требуется.»

Подобная оценка, безусловно, больше говорит о профессиональном становлении рецензента, чем о коллективе. AKKU основан в 2011 году барабанщиком и композитором Мануэлем Паскинелли, взявшим с этим проектом курс на любопытный сплав минималистичного джаза, привлекательной ритмики и живого видеоряда (который обеспечивается работой в реальном времени датского ви-джея Йонаса Фера). За время своего существования группа выступала в нескольких странах Евросоюза, посетила Великобританию и США. Среди её участников — музыканты пусть и всё ещё молодые (по нынешним меркам таковыми уверенно называют и сорокалетних, хотя большинству играющих в AKKU около тридцати), но весьма заметные на европейской сцене. Достаточно выделить басиста Анди Шнеллманна, который только в России с разными составами побывал уже полдюжины раз.

В 2013-м коллектив выпустил дебютный альбом под говорящим названием «Stages of Sleep» (да, они действительно представили в музыке разные стадии сна в полном соответствии с научными представлениями об этом процессе). Пьеса с этого диска («Deep Sleep 2») была отобрана для распространённого по всему миру сборника «Jazz made in Switzerland 2014/15». В 2015-м выпущена вторая работа («Molecules»), в 2017-м — третья («Aeon»). В российском туре 2019 года коллектив обещает представить четвёртый альбом, выпуск которого запланирован на август.


Цитаты из прессы

  • «…это поток и грув с самого начала до самого конца» (Steve Feigenbaum, Cuneiform Record Label)
  • «…они переопределяют курс прогрессивной фьюжн-музыки. Второй альбом группы, «Molecules» — это однозначный джаз-роковый шедевр XXI века» (Robert Steven Silverstein, mwe3)
  • «… неторопливый и свободный, альбом «Molecules» — это сложно увязанная и ярко рассказанная сюита, в гипнотизирующей структуре которой никогда не теряется потрясающая лирика» (Sid Smith, ProgMagazine)
  • “… прекрасный новый альбом… очень личная и даже интровертная сторона постоянно трансформирующейся швейцарской минималистской сцены. По-настоящему великолепная работа» (Anil Prasad, Innerviews)
  • «… квинтет действует как хорошо смазанный механизм; очень зрело и осмысленно в высказываниях» (Bea Venturini, Swissvibes.org)

Опубликовано

02.10.2019, Железногорск, ДМШ им. Мусоргского. Hely (Швейцария) и Oggy & The Phonics (Швейцария/Франция)


Cразу две джазовые команды в одном концерте. Европейский джаз как он есть, открытый и энергочестный.

первое отделение
Oggy & The Phonics (Швейцария/Франция)

Клеман Мёнье (Clément Meunier), кларнет
Луи Бийетт (Louis Billette), саксофоны
Гаспар Колен (Gaspard Colin), бас-гитара
Натан Ванденбюлке (Nathan Vandenbulcke), ударные
Тео Дюбуль (Théo Duboule), электрогитара

Цель, которую ставит перед собой этот квинтет — не просто отыскать единый базис интеллектуальной и популярной музыки. И даже не просто вычленить общее и подать его слушателю в импровизационном обрамлении. Музыканты хотят удерживать форму подачи столь же разнообразной, сколь разнообразны сами жанры — то есть сохранять в своём творчестве одновременно простоту и фундаментальную серьёзность, мощь и хрупкость, самобытность и отсылки к чему-то неуловимо знакомому.


второе отделение
HELY (Швейцария

Йонас Рутер (Jonas Ruther), ударные
Лукка Фрис (Lucca Fries), фортепиано

Молодые швейцарцы — барабанщик Йонас Рутер и пианист Лука Фрис — работают в своеобразных коллективах, исполняющих музыку в диапазоне от репертуарных программ в память джазовых классиков до бескомпромиссного авангарда. Эта универсальность — скорее свидетельство интереса музыкантов ко всему многообразию стилей, а не доказательство истинной всеядности.

Фрис и Рутер называют свою музыку «транс-джазом», что отсылает слушателя к одному из подвидов танцевальной музыки. Суммирование стилей не сделает джаз привлекательным для танцпола и не сделает транс уместным на консервативном джазовом фестивале. Речь идёт о медитативной, гипнотической ритмичной модели создаваемой музыки, заставляющей слушателя втягиваться в происходящее и адаптировать себя к модели поистине бесконечной смены настроений и идей.

Впечатление, произведённое на россиян, превзошло все ожидания: «Шаманы», «медитация», «космос» — самые распространенные отклики о туре-2018.

Опубликовано

01.10.2019, Красноярск, КГИИ. Hely (Швейцария) + Oggy & The Phonics (Швейцария/Франция)

Cразу две джазовые команды в одном концерте. Европейский джаз как он есть, открытый и энергочестный.

первое отделение
Oggy & The Phonics (Швейцария/Франция)

Клеман Мёнье (Clément Meunier), кларнет
Луи Бийетт (Louis Billette), саксофоны
Гаспар Колен (Gaspard Colin), бас-гитара
Натан Ванденбюлке (Nathan Vandenbulcke), ударные
Тео Дюбуль (Théo Duboule), электрогитара

Цель, которую ставит перед собой этот квинтет — не просто отыскать единый базис интеллектуальной и популярной музыки. И даже не просто вычленить общее и подать его слушателю в импровизационном обрамлении. Музыканты хотят удерживать форму подачи столь же разнообразной, сколь разнообразны сами жанры — то есть сохранять в своём творчестве одновременно простоту и фундаментальную серьёзность, мощь и хрупкость, самобытность и отсылки к чему-то неуловимо знакомому.


второе отделение
HELY (Швейцария

Йонас Рутер (Jonas Ruther), ударные
Лукка Фрис (Lucca Fries), фортепиано

Молодые швейцарцы — барабанщик Йонас Рутер и пианист Лука Фрис — работают в своеобразных коллективах, исполняющих музыку в диапазоне от репертуарных программ в память джазовых классиков до бескомпромиссного авангарда. Эта универсальность — скорее свидетельство интереса музыкантов ко всему многообразию стилей, а не доказательство истинной всеядности.

Фрис и Рутер называют свою музыку «транс-джазом», что отсылает слушателя к одному из подвидов танцевальной музыки. Суммирование стилей не сделает джаз привлекательным для танцпола и не сделает транс уместным на консервативном джазовом фестивале. Речь идёт о медитативной, гипнотической ритмичной модели создаваемой музыки, заставляющей слушателя втягиваться в происходящее и адаптировать себя к модели поистине бесконечной смены настроений и идей.

Впечатление, произведённое на россиян, превзошло все ожидания: «Шаманы», «медитация», «космос» — самые распространенные отклики о туре-2018.

Опубликовано

16.10.2019, «Прощай, оружие!», Дубна. Ronny Graupes Spoom (Германия/Дания)

Ронни Граупе (Ronny Graupe), гитара
Йонас Вестергард (Jonas Westergaard), бас
Кристиан Лиллингер (Christian Lillinger), ударные
Кристиан Вейднер (Christian Weidner), саксофон

Гитарное трио, прошедшее за восемь лет существования путь от переигровки джазовых стандартов до стопроцентно авторского материала, который потребовал введения в состав нового инструментального голоса: хороший пример того, как немецкая аккуратность и музыкантская самоирония создают новые сущности и перспективы там, где, казалось бы, всё очевидно и малоперспективно. 

Гитарист Ронни Граупе основал Spoom как трио в 2005 году, однозначно ориентируясь на «нормальный» джаз классического толка и подбирая репертуар в Великой Американской Книге Джазовых Стандартов. К этому моменту музыканту было двадцать пять, и у него за плечами были достаточно весомые в Германии молодёжные достижения: во-первых, национальная премия Jugend Jazzt (полученная в шестнадцать), во-вторых, именная стипендия лейпцигского фонда Марион Эрмер для молодых музыкантов (2001). Существовал к тому моменту и другой ансамбль, возглавляемый Граупе — Hyperactive Kid, самим названием которого, по сути, о Ронни уже всё сказано. Формально учиться музыке он  начал в Лейпциге (высшая школа музыки и театра имени Феликса Мендельсона Бартольди), продолжил в знаменитой копенгагенской Консерватории Ритмической Музыки, а между этими двумя образовательными учреждениями умудрился впихнуть работу ни много ни мало в BuJazzO («Бундес-Джаз-Оркестре» — ещё одно название, не требующее ни перевода, ни пояснения), с которым выступал в самых неожиданных точках планеты.

На этом фоне обращение к традиционному джазовому репертуару и хрестоматийному формату кажется скорее временной прихотью, чем нормой. Так и оказалось. Граупе вообще довелось расти в обстановке, требующей нестандартных выходов из странных ситуаций. Его родной город на момент появления музыканта на свет назывался Карл-Маркс-Штадт и до сих пор несколько внезапно числит в своих почётных гражданах, помимо Бисмарка, двух советских граждан — лётчика Николая Каманина и космонавта Валерия Быковского. Со временем город получил исторической название Хемниц, но вся малопонятная иностранным гражданам специфика взросления в социалистической ГДР явно наложила на Граупе отпечаток и определила его сатирический взгляд на мир. Даже на собственном сайте он рассказывает не столько о своей биографии, сколько о том, что Graupe — это единственное число от термина «Graupen», обозначающего… перловую крупу. Собственно, с разными характеристиками перловой крупы и предлагается знакомиться вместо достижений Ронни. А сам Ронни в это время отказывается от мейнстрима в музыке, начинает писать собственную музыку и уверенно уходит прочь от классической джазовой формы (тема, импровизация, тема). Его собственные пьесы выстраиваются теперь по высоким академическим законам, они многочастны, искушённы, для них характерна непростая драматургия и узнаваемая смесь серьёзности и  иронии.

Граупе как импровизатор делается с годами всё более отличен от основной массы «нормальных» джазовых гитаристов — и, как следствие, в 2012-м получает приглашение читать лекции по джазовой гитаре в университете искусств швейцарского Берна.

Spoom записал как трио альбомы «As They Are» (2012, Shoebill Music) и «The White Belt» (2016, Pirouet). После этого усложняющаяся музыка Граупе потребовала введения в состав нового голоса, и к группе присоединился в 2018 году саксофонист Кристиан Вейднер.

Опубликовано

25.09.2019, «Прощай, оружие!», Дубна. Oggy & The Phonics (Швейцария/Франция)

Клеман Мёнье (Clément Meunier), кларнет
Луи Бийетт (Louis Billette), саксофоны
Гаспар Колен (Gaspard Colin), бас-гитара
Натан Ванденбюлке (Nathan Vandenbulcke), ударные
Тео Дюбуль (Théo Duboule), электрогитара

Цель, которую ставит перед собой этот квинтет — не просто отыскать единый базис интеллектуальной и популярной музыки. И даже не просто вычленить общее и подать его слушателю в импровизационном обрамлении. Музыканты хотят удерживать форму подачи столь же разнообразной, сколь разнообразны сами жанры — то есть сохранять в своём творчестве одновременно простоту и фундаментальную серьёзность, мощь и хрупкость, самобытность и отсылки к чему-то неуловимо знакомому.

В традиционной классификации Oggy & The Phonics сразу относят к «современному джазу», пусть даже эта формулировка и перестала иметь однозначный смысл ещё в конце XX века. Но, безусловно, изначально джазовая природа ансамбля налицо: каждый из музыкантов характерен в первую очередь импровизационным, «оперативным» мышлением. Авторский материал группы в чём-то даже нарочито упрощён, предоставляя открытые возможности для творческого полёта; и, тем не менее, этот полёт равно далёк и от обманчивой фри-джазовой свободы, и от клише развлекательного мейнстрима. Недаром творческими ориентирами названы весьма одиозные коллективы из далёких музыкальных областей — Kneebody, Jaga Jazzist, Radiohead, Knower.

Квинтет считает своей штаб-квартирой швейцарскую Лозанну, однако формальный лидер группы, швейцарский гитарист Тео Дюбуль, по иронии судьбы основное время живёт и работает в Берлине (где имеет определённый вес его собственный электронный соло-проект Mr Wizzel). В 2016-м Дюбуль дошёл до полуфинала в авторитетном джазовом конкурсе в Монтрё (в классе, соответственно, джазовых гитаристов), а в 2017-м взял два крупных приза именно вместе с Oggy — «Sunset/Sunside» (в Париже) и «Jazzcontrebande» (в Женеве). На счету коллектива три альбома.

Опубликовано

23.10.2019, Набережные Челны, «Акуна Матата». No Square (Швейцария/Германия/Франция)

Андре Хан (André Hahne), бас-гитара
Матье Дюрмарк (Mathieu Durmarque), саксофон
Лионель Фридли (Lionel Friedli), ударные
Михаэль Гауденшильд (Michael Haudenschild), фортепиано

Когда в современной Европе джазовый коллектив называет себя «просто джазовым коллективом», это как минимум необычно. Когда он ставит себе целью «просто играть энергичный живой джаз», это в каком-то смысле даже настораживает. Но когда он с такой концепцией выживает в течение пятнадцати лет — становится понятно, что за нарочитыми упрощениями кроется что-то по-настоящему оригинальное и ценное.

Басист Андре Хан основал No Square летом 1994 года, не ставя перед собой максималистских задач, не декларируя высоких концепций, не предлагая вычурных ансамблевых решений. Классический инструментальный состав (ритм-секция и саксофон), тот самый «энергичный живой джаз». И только само название, намекающее на отказ от традиционных джазовых норм, наводит на определённые мысли. Да, так и есть: в итоге материал No Square, оставаясь однозначно джазовым (и уж точно «живым» и «энергичным»), во многом характеризуется искушённой полиритмией прекрасного барабанщика Лионеля Фридли. А работа барабанщика в ансамбле — это в первую очередь его взаимодействие с басистом, который в данном случае является и лидером, и автором основной массы исполняемого материала.

Хан закончил школу музыки в своей родной Лозанне и консерваторию Монтрё. Уже в четырнадцатилетнем возрасте он начал регулярно выступать (в первую очередь с рок-коллективами), впоследствии играл традиционный джаз, южноамериканскую музыку, много работал (и как исполнитель, и как композитор) в области музыки для кино и театра. С 1992 года начал параллельную преподавательскую деятельность (последние десять лет является профессором консерватории). Сегодня, помимо No Square, он одновременно работает ещё с тремя коллективами — 60 Miles (современный джаз), Lola de Valence (латиноамериканский джаз), Collectif Fa7 (живая музыка для театра). А непосредственно с No Square Андре выпустил уже десять (!) альбомов. Последний, «Bad Bus», вышел в 2018-м на лейбле Brambus Records. По словам лидера коллектива, он суммирует впечатления коллектива от бесконечной гастрольной деятельности, выражает через музыку всё многообразие новых впечатлений, знакомств, радостей и тягот жизни профессионального музыканта. Безусловно, No Square имеют полное право поднимать эту тему: за время своего существования группа посетила такие разные страны, как Куба и Таиланд, Аргентина и Германия, Уругвай и Болгария, Сенегал и Чили, Бразилия и Новая Зеландия, Китай и Израиль, Япония и Польша.

В 2019-м году коллектив добавит к этому списку Россию и представит здесь свой последний альбом. Сегодня музыканты уже не кокетничают, называя себя «простым джазовым ансамблем», хотя Хан по-прежнему очень минималистичен в описании своей музыки: для россиян это предложено анонсировать как «джазовую музыку с простыми мелодиями, которые строятся на очень энергичных и часто неровных ритмических рисунках». Что ж, пусть будет так. Хан вообще любит не договаривать, предпочитая, чтобы слушатель сам разбирался во всех тонкостях его музыки и тщательной подготовке, на которой она строится. О его перфекционизме свидетельствует и выбор участников квартета, при котором их место жительства, судя по всему, просто не учитывается: сам Хан — из франкоязычной Лозанны, однако является гражданином Германии, пианист Михаэль Гауденшильд и барабанщик Лионель Фридли живут в окрестностях немецкоязычного Берна, а саксофонист Матье Дюрмарк вообще во Франции.


Пресса

  • «… годы работы, дружбы и взаимодействия музыкантов явно чувствуются в этой музыке. С их прекрасными соло и жёстким ритмом, No Square отлично смотрятся на швейцарской и вообще европейской сцене» (Douglas Parsons)
  • «… прекрасная запись, сыгранная с истинным огнём и вдохновением; её надо переслушивать ещё и ещё… Отчасти это напоминает мне группу Уэйна Шортера времён Blue Note, но совершенно без ощущения вторичности или консерватизма. Однозначно стоит того, чтобы ознакомиться» (Phillip McNally, Cadenez, США)
  • «… эти музыканты очень достойно прошли первое десятилетие, так последуем же за ними и во второе!» (JazzMann)
  • «… настоятельно рекомендуется!» (Viva La Musica)
  • «… первоклассный, оригинальный, изумительно сыгранный джаз, который выделяется на общем фоне в первую очередь благодаря своей энергичности… Потрясающий альбом действительно выдающейся группы. Пять звезд без колебаний» (Jazz’n’More)

Опубликовано

08.09.2019, Кемерово, Дом Актёра. Terrane (США/Россия)

Деннис Рэй (Dennis Rea), гитара
Дик Валентайн (Dick Valentine), саксофон, флейта
Дэниел Зангроуни (Daniel Zongrone), ударные, клавишные
Вадим Дикке, бас

Этот международный проект собран для исполнения в прог-роковом и авангардном ключе необычного материала — адаптированной традиционной музыки Центральной Азии и авторских пьес гитариста Денниса Рэя, обращающегося к тому же источнику. 

Рэй заканчивает сейчас запись альбома, на котором будут звучать голоса и инструменты самых неожиданных музыкантов (в частности, тувинца Альберта Кувезина, основателя легендарной Yat-Kha). Terrane — один из ключевых составов, который принимает участие в этом процессе; а сама программа получила остроумное название «Giant Steppes»,  обыгрывающее знаковую джазовую работу Джона Колтрейна «Giant Steps» и одновременно декларирующее свою «географическую» (или, правильнее, этническую?) специфику. Музыканты квартета (фактически выросшего из трио Time-Lapse, выступающего в Штатах без баса) обладают весьма солидным опытом исполнения прог-рока, современного джаза, свободной импровизации, электронной и экспериментальной музыки,- и всё это, разумеется, так или иначе находит отражение в звучании Terrane.

Лидер проекта Деннис Рэй на сцене более 40 лет. Ключевые группы с его участием (многие из них — им же и созданные) — Moraine, LAND, Savant, Earthstar. Рэй выступал с импровизаторами мирового уровня известности — французом композитором Гектором Зазу, голландским барабанщиком Ханом Беннинком, тромбонистом Стюартом Демпстером, «отцом китайского рока» Цуй Цзянем, основателем Hawkwind Ником Тёрнером; в списке есть и множество других больших имён — музыканты-участники таких коллективов, как King Crimson, R.E.M., Pearl Jam, Soundgarden, Santana, Ministry, Sun Ra Arkestra. Ранние годы Рэй провёл в Азии (где регулярно выступал в Китае и Тайване), и по итогам этого периода им написана книга «Live at the Forbidden City: Musical Encounters in China and Taiwan» (Blue Ear Books, 2015). Ему доводилось выходить на сцены в самых разных странах — Мексике, Германии, России. Один из ключевых подопечных знаменитого лейбла звукозаписи MoonJune Records, он принял участие в создании более 40 альбомов. Основные интересы Рэя — это изучение музыкальных традиций разных народов мира и приведение их в единый авангардно-импровизационный или прог-роковый контекст; до начала работы над «Giant Steppes» он отметился, например, прекрасным альбомом «Views From Chicheng Precipice», посвящённым китайской музыке.

Саксофонист и флейтист коллектива Дик Валентайн в разных контекстах обращается также к перкуссии, электронике и голосу. Музыкальное образование он получил под началом прославленного Джо Хендерсона, однако сразу же продемонстрировал потрясающий универсализм и всеядность: помимо современного джаза и внестилевой импровизационной музыки, он заявил о себе в коллективах, исполняющих гамелан (индонезийскую традиционную музыку), мексиканский фольклор, камерные произведения для хора и т.п. Его хорошо знают как «технолога», внедряющего в процесс создания музыки новые инженерные идеи, связанные с использованием электроники. Созданные им композиции исполняют камерные, струнные и духовые ансамбли, включая в том числе филармонический оркестр Сиэтла.

Любопытным образом увлечение электроникой роднит Валентайна с остальными участниками квартета. Так, барабанщик Дэн Зaнгроуни пришёл в электронную музыку из чисто инженерной отрасли; его совместный с Рэем проект Earthstar (созданный в конце 1970-х) оказался, возможно, единственным на тот момент американским составом, который активно работал в области немецкой электронной «космо-музыки» и конкурировал с корифеями жанра в период их расцвета. Зонгроун много пишет для кино, танцевальных трупп, специальных проектов (как следствие, он обладает рядом престижных наград и грантов (NEA, Public Art, Kindermusik и так далее). Как преподаватель он востребован на международном уровне — в частности, в данный момент является резидентом международной музыкальной школы Xi’an Bo-Ai в Китае.

Российский участник квартета Вадим Дикке — бас-гитарист, импровизатор и саунд-продюсер из Томска. Один из основателей пост-индустриальной формации «Секта Феникса», в дальнейшем участник множества проектов, стилистика которых охватывает пост-рок (Sine Seawave), электронику (PSVSV) и джаз-рок (Ángel Ontalva & No Grooves). В настоящее время является руководителем, контрабасистом и дирижёром томского Strangelet Ensemble, специализирующегося на свободной и управляемой коллективной импровизации.

Формирование Time-Lapse именно как международного состава стало возможным по результатам участия Дэнниса Рэя в международном передвижном фестивале «МузЭнергоТур», в рамках которого он посетил несколько сибирских регионов, в том числе Туву и Бурятию, и установил весьма многообещающие контакты с рядом российских музыкантов высшей лиги — в том числе с уже упомянутым Альбертом Кувезиным и группой «Намгар». А более плотное знакомство с Вадимом Дикке, участником того же фестиваля в составе Sine Seawave, уже через год привело к повторному приезду Рэя с прог-роковым проектом «Russian Moraine», в котором к Рэю и Дикке присоединились партнёры из США, Швейцарии и Нидерландов.

Опубликовано

14.10.2019, Москва, КЦ ДОМ: Ronny Graupes SPOOM: Фестиваль Гёте-Института «Джаз осенью: Jazz. Industrial. Kraut», концерт 2

Фестиваль Гёте-Института «Джаз осенью: Jazz. Industrial. Kraut», концерт 2

Ронни Граупе (Ronny Graupe) – гитара
Кристиан Вайднер (Christian Weidner) – саксофон
Йонас Вестергард (Jonas Westergaard) – бас
Кристиан Лиллингер (Christian Lillinger) – ударные

Организатор фестиваля – Гёте-Институт в Москве

Информационные партнеры – Журнал «Джаз.Ру» и Музыкальная энциклопедия «Звуки.ру»

Гитарное трио, прошедшее за восемь лет существования путь от переигровки джазовых стандартов до стопроцентно авторского материала, который потребовал введения в состав нового инструментального голоса: хороший пример того, как немецкая аккуратность и музыкантская самоирония создают новые сущности и перспективы там, где, казалось бы, всё очевидно и малоперспективно.

Гитарист Ронни Граупе основал Spoom как трио в 2005 году, однозначно ориентируясь на «нормальный» джаз классического толка и подбирая репертуар в Великой Американской Книге Джазовых Стандартов. К этому моменту музыканту было двадцать пять, и у него за плечами были достаточно весомые в Германии молодёжные достижения: во-первых, национальная премия Jugend Jazzt (полученная в шестнадцать), во-вторых, именная стипендия лейпцигского фонда Марион Эрмер для молодых музыкантов (2001). Существовал к тому моменту и другой ансамбль, возглавляемый Граупе — Hyperactive Kid, самим названием которого, по сути, о Ронни уже всё сказано. Формально учиться музыке он начал в Лейпциге (высшая школа музыки и театра имени Феликса Мендельсона Бартольди), продолжил в знаменитой копенгагенской Консерватории Ритмической Музыки, а между этими двумя образовательными учреждениями умудрился впихнуть работу ни много ни мало в BuJazzO («Бундес-Джаз-Оркестре» — ещё одно название, не требующее ни перевода, ни пояснения), с которым выступал в самых неожиданных точках планеты.

На этом фоне обращение к традиционному джазовому репертуару и хрестоматийному формату кажется скорее временной прихотью, чем нормой. Так и оказалось. Граупе вообще довелось расти в обстановке, требующей нестандартных выходов из странных ситуаций. Его родной город на момент появления музыканта на свет назывался Карл-Маркс-Штадт и до сих пор несколько внезапно числит в своих почётных гражданах, помимо Бисмарка, двух советских граждан — лётчика Николая Каманина и космонавта Валерия Быковского. Со временем город получил исторической название Хемниц, но вся малопонятная иностранным гражданам специфика взросления в социалистической ГДР явно наложила на Граупе отпечаток и определила его сатирический взгляд на мир. Даже на собственном сайте он рассказывает не столько о своей биографии, сколько о том, что Graupe — это единственное число от термина «Graupen», обозначающего… перловую крупу. Собственно, с разными характеристиками перловой крупы и предлагается знакомиться вместо достижений Ронни. А сам Ронни в это время отказывается от мейнстрима в музыке, начинает писать собственную музыку и уверенно уходит прочь от классической джазовой формы (тема, импровизация, тема). Его собственные пьесы выстраиваются теперь по высоким академическим законам, они многочастны, искушённы, для них характерна непростая драматургия и узнаваемая смесь серьёзности и иронии.

Граупе как импровизатор делается с годами всё более отличен от основной массы «нормальных» джазовых гитаристов — и, как следствие, в 2012-м получает приглашение читать лекции по джазовой гитаре в университете искусств швейцарского Берна.

Spoom записал как трио альбомы «As They Are» (2012, Shoebill Music) и «The White Belt» (2016, Pirouet). После этого усложняющаяся музыка Граупе потребовала введения в состав нового голоса, и к группе присоединился в 2018 году саксофонист Кристиан Вейднер.

Опубликовано

12.09.2019, Абакан, ГЦК «Победа». Terrane (США/Россия) и Альберт Кувезин (Тува)

Деннис Рэй (Dennis Rea), гитара
Дик Валентайн (Dick Valentine)
, саксофон, флейта

Дэниел Зангроуни (Daniel Zongrone), ударные, клавишные
Вадим Дикке, бас
специальный гость: Альберт Кувезин, гитара, вокал

Этот международный проект собран для исполнения в прог-роковом и авангардном ключе необычного материала — адаптированной традиционной музыки Центральной Азии и авторских пьес гитариста Денниса Рэя, обращающегося к тому же источнику. 

Рэй заканчивает сейчас запись альбома, на котором будут звучать голоса и инструменты самых неожиданных музыкантов (в частности, тувинца Альберта Кувезина, основателя легендарной Yat-Kha). Terrane — один из ключевых составов, который принимает участие в этом процессе; а сама программа получила остроумное название «Giant Steppes»,  обыгрывающее знаковую джазовую работу Джона Колтрейна «Giant Steps» и одновременно декларирующее свою «географическую» (или, правильнее, этническую?) специфику. Музыканты квартета (фактически выросшего из трио Time-Lapse, выступающего в Штатах без баса) обладают весьма солидным опытом исполнения прог-рока, современного джаза, свободной импровизации, электронной и экспериментальной музыки,- и всё это, разумеется, так или иначе находит отражение в звучании Terrane.

Лидер проекта Деннис Рэй на сцене более 40 лет. Ключевые группы с его участием (многие из них — им же и созданные) — Moraine, LAND, Savant, Earthstar. Рэй выступал с импровизаторами мирового уровня известности — французом композитором Гектором Зазу, голландским барабанщиком Ханом Беннинком, тромбонистом Стюартом Демпстером, «отцом китайского рока» Цуй Цзянем, основателем Hawkwind Ником Тёрнером; в списке есть и множество других больших имён — музыканты-участники таких коллективов, как King Crimson, R.E.M., Pearl Jam, Soundgarden, Santana, Ministry, Sun Ra Arkestra. Ранние годы Рэй провёл в Азии (где регулярно выступал в Китае и Тайване), и по итогам этого периода им написана книга «Live at the Forbidden City: Musical Encounters in China and Taiwan» (Blue Ear Books, 2015). Ему доводилось выходить на сцены в самых разных странах — Мексике, Германии, России. Один из ключевых подопечных знаменитого лейбла звукозаписи MoonJune Records, он принял участие в создании более 40 альбомов. Основные интересы Рэя — это изучение музыкальных традиций разных народов мира и приведение их в единый авангардно-импровизационный или прог-роковый контекст; до начала работы над «Giant Steppes» он отметился, например, прекрасным альбомом «Views From Chicheng Precipice», посвящённым китайской музыке.

Саксофонист и флейтист коллектива Дик Валентайн в разных контекстах обращается также к перкуссии, электронике и голосу. Музыкальное образование он получил под началом прославленного Джо Хендерсона, однако сразу же продемонстрировал потрясающий универсализм и всеядность: помимо современного джаза и внестилевой импровизационной музыки, он заявил о себе в коллективах, исполняющих гамелан (индонезийскую традиционную музыку), мексиканский фольклор, камерные произведения для хора и т.п. Его хорошо знают как «технолога», внедряющего в процесс создания музыки новые инженерные идеи, связанные с использованием электроники. Созданные им композиции исполняют камерные, струнные и духовые ансамбли, включая в том числе филармонический оркестр Сиэтла.

Любопытным образом увлечение электроникой роднит Валентайна с остальными участниками квартета. Так, барабанщик Дэн Зaнгроуни пришёл в электронную музыку из чисто инженерной отрасли; его совместный с Рэем проект Earthstar (созданный в конце 1970-х) оказался, возможно, единственным на тот момент американским составом, который активно работал в области немецкой электронной «космо-музыки» и конкурировал с корифеями жанра в период их расцвета. Зонгроун много пишет для кино, танцевальных трупп, специальных проектов (как следствие, он обладает рядом престижных наград и грантов (NEA, Public Art, Kindermusik и так далее). Как преподаватель он востребован на международном уровне — в частности, в данный момент является резидентом международной музыкальной школы Xi’an Bo-Ai в Китае.

Российский участник квартета Вадим Дикке — бас-гитарист, импровизатор и саунд-продюсер из Томска. Один из основателей пост-индустриальной формации «Секта Феникса», в дальнейшем участник множества проектов, стилистика которых охватывает пост-рок (Sine Seawave), электронику (PSVSV) и джаз-рок (Ángel Ontalva & No Grooves). В настоящее время является руководителем, контрабасистом и дирижёром томского Strangelet Ensemble, специализирующегося на свободной и управляемой коллективной импровизации.

Формирование Time-Lapse именно как международного состава стало возможным по результатам участия Дэнниса Рэя в международном передвижном фестивале «МузЭнергоТур», в рамках которого он посетил несколько сибирских регионов, в том числе Туву и Бурятию, и установил весьма многообещающие контакты с рядом российских музыкантов высшей лиги — в том числе с уже упомянутым Альбертом Кувезиным и группой «Намгар». А более плотное знакомство с Вадимом Дикке, участником того же фестиваля в составе Sine Seawave, уже через год привело к повторному приезду Рэя с прог-роковым проектом «Russian Moraine», в котором к Рэю и Дикке присоединились партнёры из США, Швейцарии и Нидерландов.

Опубликовано

14.09.2019, Дубна, «Архитеатр Media Lounge». Terrane (США/Россия)

Деннис Рэй (Dennis Rea), гитара
Дик Валентайн (Dick Valentine), саксофон, флейта
Дэниел Зангроуни (Daniel Zongrone), ударные, клавишные
Вадим Дикке, бас

Этот международный проект собран для исполнения в прог-роковом и авангардном ключе необычного материала — адаптированной традиционной музыки Центральной Азии и авторских пьес гитариста Денниса Рэя, обращающегося к тому же источнику. 

Рэй заканчивает сейчас запись альбома, на котором будут звучать голоса и инструменты самых неожиданных музыкантов (в частности, тувинца Альберта Кувезина, основателя легендарной Yat-Kha). Terrane — один из ключевых составов, который принимает участие в этом процессе; а сама программа получила остроумное название «Giant Steppes»,  обыгрывающее знаковую джазовую работу Джона Колтрейна «Giant Steps» и одновременно декларирующее свою «географическую» (или, правильнее, этническую?) специфику. Музыканты квартета (фактически выросшего из трио Time-Lapse, выступающего в Штатах без баса) обладают весьма солидным опытом исполнения прог-рока, современного джаза, свободной импровизации, электронной и экспериментальной музыки,- и всё это, разумеется, так или иначе находит отражение в звучании Terrane.

Лидер проекта Деннис Рэй на сцене более 40 лет. Ключевые группы с его участием (многие из них — им же и созданные) — Moraine, LAND, Savant, Earthstar. Рэй выступал с импровизаторами мирового уровня известности — французом композитором Гектором Зазу, голландским барабанщиком Ханом Беннинком, тромбонистом Стюартом Демпстером, «отцом китайского рока» Цуй Цзянем, основателем Hawkwind Ником Тёрнером; в списке есть и множество других больших имён — музыканты-участники таких коллективов, как King Crimson, R.E.M., Pearl Jam, Soundgarden, Santana, Ministry, Sun Ra Arkestra. Ранние годы Рэй провёл в Азии (где регулярно выступал в Китае и Тайване), и по итогам этого периода им написана книга «Live at the Forbidden City: Musical Encounters in China and Taiwan» (Blue Ear Books, 2015). Ему доводилось выходить на сцены в самых разных странах — Мексике, Германии, России. Один из ключевых подопечных знаменитого лейбла звукозаписи MoonJune Records, он принял участие в создании более 40 альбомов. Основные интересы Рэя — это изучение музыкальных традиций разных народов мира и приведение их в единый авангардно-импровизационный или прог-роковый контекст; до начала работы над «Giant Steppes» он отметился, например, прекрасным альбомом «Views From Chicheng Precipice», посвящённым китайской музыке.

Саксофонист и флейтист коллектива Дик Валентайн в разных контекстах обращается также к перкуссии, электронике и голосу. Музыкальное образование он получил под началом прославленного Джо Хендерсона, однако сразу же продемонстрировал потрясающий универсализм и всеядность: помимо современного джаза и внестилевой импровизационной музыки, он заявил о себе в коллективах, исполняющих гамелан (индонезийскую традиционную музыку), мексиканский фольклор, камерные произведения для хора и т.п. Его хорошо знают как «технолога», внедряющего в процесс создания музыки новые инженерные идеи, связанные с использованием электроники. Созданные им композиции исполняют камерные, струнные и духовые ансамбли, включая в том числе филармонический оркестр Сиэтла.

Любопытным образом увлечение электроникой роднит Валентайна с остальными участниками квартета. Так, барабанщик Дэн Зaнгроуни пришёл в электронную музыку из чисто инженерной отрасли; его совместный с Рэем проект Earthstar (созданный в конце 1970-х) оказался, возможно, единственным на тот момент американским составом, который активно работал в области немецкой электронной «космо-музыки» и конкурировал с корифеями жанра в период их расцвета. Зонгроун много пишет для кино, танцевальных трупп, специальных проектов (как следствие, он обладает рядом престижных наград и грантов (NEA, Public Art, Kindermusik и так далее). Как преподаватель он востребован на международном уровне — в частности, в данный момент является резидентом международной музыкальной школы Xi’an Bo-Ai в Китае.

Российский участник квартета Вадим Дикке — бас-гитарист, импровизатор и саунд-продюсер из Томска. Один из основателей пост-индустриальной формации «Секта Феникса», в дальнейшем участник множества проектов, стилистика которых охватывает пост-рок (Sine Seawave), электронику (PSVSV) и джаз-рок (Ángel Ontalva & No Grooves). В настоящее время является руководителем, контрабасистом и дирижёром томского Strangelet Ensemble, специализирующегося на свободной и управляемой коллективной импровизации.

Формирование Time-Lapse именно как международного состава стало возможным по результатам участия Дэнниса Рэя в международном передвижном фестивале «МузЭнергоТур», в рамках которого он посетил несколько сибирских регионов, в том числе Туву и Бурятию, и установил весьма многообещающие контакты с рядом российских музыкантов высшей лиги — в том числе с уже упомянутым Альбертом Кувезиным и группой «Намгар». А более плотное знакомство с Вадимом Дикке, участником того же фестиваля в составе Sine Seawave, уже через год привело к повторному приезду Рэя с прог-роковым проектом «Russian Moraine», в котором к Рэю и Дикке присоединились партнёры из США, Швейцарии и Нидерландов.

Опубликовано

15.09.2019, Москва, КЦ ДОМ. Dennis Rea & Terrane (США/Россия)

Деннис Рэй (Dennis Rea), гитара
Дик Валентайн (Dick Valentine), саксофон, флейта
Дэниел Зангроуни (Daniel Zongrone), ударные, клавишные
Вадим Дикке, бас

Этот международный проект собран для исполнения в прог-роковом и авангардном ключе необычного материала — адаптированной традиционной музыки Центральной Азии и авторских пьес гитариста Денниса Рэя, обращающегося к тому же источнику. 

Рэй заканчивает сейчас запись альбома, на котором будут звучать голоса и инструменты самых неожиданных музыкантов (в частности, тувинца Альберта Кувезина, основателя легендарной Yat-Kha). Terrane — один из ключевых составов, который принимает участие в этом процессе; а сама программа получила остроумное название «Giant Steppes»,  обыгрывающее знаковую джазовую работу Джона Колтрейна «Giant Steps» и одновременно декларирующее свою «географическую» (или, правильнее, этническую?) специфику. Музыканты квартета (фактически выросшего из трио Time-Lapse, выступающего в Штатах без баса) обладают весьма солидным опытом исполнения прог-рока, современного джаза, свободной импровизации, электронной и экспериментальной музыки,- и всё это, разумеется, так или иначе находит отражение в звучании Terrane.

Лидер проекта Деннис Рэй на сцене более 40 лет. Ключевые группы с его участием (многие из них — им же и созданные) — Moraine, LAND, Savant, Earthstar. Рэй выступал с импровизаторами мирового уровня известности — французом композитором Гектором Зазу, голландским барабанщиком Ханом Беннинком, тромбонистом Стюартом Демпстером, «отцом китайского рока» Цуй Цзянем, основателем Hawkwind Ником Тёрнером; в списке есть и множество других больших имён — музыканты-участники таких коллективов, как King Crimson, R.E.M., Pearl Jam, Soundgarden, Santana, Ministry, Sun Ra Arkestra. Ранние годы Рэй провёл в Азии (где регулярно выступал в Китае и Тайване), и по итогам этого периода им написана книга «Live at the Forbidden City: Musical Encounters in China and Taiwan» (Blue Ear Books, 2015). Ему доводилось выходить на сцены в самых разных странах — Мексике, Германии, России. Один из ключевых подопечных знаменитого лейбла звукозаписи MoonJune Records, он принял участие в создании более 40 альбомов. Основные интересы Рэя — это изучение музыкальных традиций разных народов мира и приведение их в единый авангардно-импровизационный или прог-роковый контекст; до начала работы над «Giant Steppes» он отметился, например, прекрасным альбомом «Views From Chicheng Precipice», посвящённым китайской музыке.

Саксофонист и флейтист коллектива Дик Валентайн в разных контекстах обращается также к перкуссии, электронике и голосу. Музыкальное образование он получил под началом прославленного Джо Хендерсона, однако сразу же продемонстрировал потрясающий универсализм и всеядность: помимо современного джаза и внестилевой импровизационной музыки, он заявил о себе в коллективах, исполняющих гамелан (индонезийскую традиционную музыку), мексиканский фольклор, камерные произведения для хора и т.п. Его хорошо знают как «технолога», внедряющего в процесс создания музыки новые инженерные идеи, связанные с использованием электроники. Созданные им композиции исполняют камерные, струнные и духовые ансамбли, включая в том числе филармонический оркестр Сиэтла.

Любопытным образом увлечение электроникой роднит Валентайна с остальными участниками квартета. Так, барабанщик Дэн Зaнгроуни пришёл в электронную музыку из чисто инженерной отрасли; его совместный с Рэем проект Earthstar (созданный в конце 1970-х) оказался, возможно, единственным на тот момент американским составом, который активно работал в области немецкой электронной «космо-музыки» и конкурировал с корифеями жанра в период их расцвета. Зонгроун много пишет для кино, танцевальных трупп, специальных проектов (как следствие, он обладает рядом престижных наград и грантов (NEA, Public Art, Kindermusik и так далее). Как преподаватель он востребован на международном уровне — в частности, в данный момент является резидентом международной музыкальной школы Xi’an Bo-Ai в Китае.

Российский участник квартета Вадим Дикке — бас-гитарист, импровизатор и саунд-продюсер из Томска. Один из основателей пост-индустриальной формации «Секта Феникса», в дальнейшем участник множества проектов, стилистика которых охватывает пост-рок (Sine Seawave), электронику (PSVSV) и джаз-рок (Ángel Ontalva & No Grooves). В настоящее время является руководителем, контрабасистом и дирижёром томского Strangelet Ensemble, специализирующегося на свободной и управляемой коллективной импровизации.

Формирование Time-Lapse именно как международного состава стало возможным по результатам участия Дэнниса Рэя в международном передвижном фестивале «МузЭнергоТур», в рамках которого он посетил несколько сибирских регионов, в том числе Туву и Бурятию, и установил весьма многообещающие контакты с рядом российских музыкантов высшей лиги — в том числе с уже упомянутым Альбертом Кувезиным и группой «Намгар». А более плотное знакомство с Вадимом Дикке, участником того же фестиваля в составе Sine Seawave, уже через год привело к повторному приезду Рэя с прог-роковым проектом «Russian Moraine», в котором к Рэю и Дикке присоединились партнёры из США, Швейцарии и Нидерландов.

Опубликовано

26.09.2019, Москва, КЦ ДОМ. Hely (Швейцария)

Йонас Рутер (Jonas Ruther), ударные
Лукка Фрис (Lucca Fries), фортепиано

Дуэт акустического фортепиано и ударных: кажущаяся простота инструментального решения предъявляет крайне высокие требования и к содержанию музыки, и к техническому мастерству музыкантов. А музыканты эти требования вполне удовлетворяют.

Молодые швейцарцы — барабанщик Йонас Рутер и пианист Лука Фрис — имеют опыт работы в весьма своеобразных коллективах, исполняющих музыку в диапазоне от репертуарных программ в память джазовых классиков до бескомпромиссного авангарда. Однако в силу возраста эта их универсальность — скорее свидетельство юношеского интереса ко всему многообразию стилей, а не доказательство истинной всеядности. Что же они любят по-настоящему, если не стоят перед необходимостью соответствовать воле более опытных лидеров и наставников? Естественно, что-то более близкое молодым, что-то обладающее специфическим ритмом и той медитативностью (чтобы не сказать механистичностью), которая близка и естественна только для определённого поколения.

Фрис и Рутер называют свою музыку «транс-джазом», делая отсылку к одному из подвидов клубной танцевальной музыки. Но простое суммирование терминов не делает, разумеется, джаз привлекательным для танцпола (равно как и не делает транс уместным на консервативном джазовом фестивале). Речь тут идёт именно о гипнотической ритмичной модели создаваемой музыки, заставляющей слушателя втягиваться в происходящее и адаптировать себя к модели поистине бесконечной смены настроений и идей. Кульминация каждой микро-пьесы, из которых складывается концерт Hely — это не та ключевая точка, когда следует аплодировать и заказывать следующий бокал вина; это кульминация внутри продолжающегося потока сознания, одно из многих равноправных  мгновений объёмного музыкального эпоса без конца и начала.

Музыку Hely можно, безусловно, рассматривать традиционно, с точки зрения инструментальной и человеческой — как специфически уникальное взаимодействие инструментов, как характерный звук, которым доносится характерное полуимпровизационное содержание. Но правильнее смотреть на Hely как на естественную и потому не очень систематизированную форму существования, в которой решения музыкантов, рождающиеся у них мелодии, соответствующие их настроению ритмы, конечно же, спонтанны — но ни в коем случае не бесформенны и не бессмысленны. Это долгий процесс создания новых и сложных культурных и жизненных сущностей, к которому можно прикоснуться на время присутствия на концерте.

Первый российский приезд коллектива в 2018-м продолжил его мировую экспансию: швейцарцы не только активно выступают у себя на родине и в соседних европейских странах, но и посетили, например, с небольшим туром Индию. Чем-то напоминая своих соотечественников Plaistow (к сожалению, прекративших концертную деятельность), они вполне могли рассчитывать на горячий приём той российской публики, для которой недостаточен развлекательный джазовый формат обычных клубов и которая не ограничивается лишь радикальным авангардом. Однако реальное впечатление, произведённое на россиян, превзошло все ожидания. «Шаманы», «медитация», «космос» — пожалуй, самые распространенные отклики о туре-2018, успех которого был столь велик, что задача вернуться в 2019-м  была поставлена практически мгновенно. Почему только в сентябре? Да просто потому, что в плотном графике ансамбля не нашлось других дат.

Опубликовано

14.07.2019, Дубна, «Прощай, оружие!». Rizal & The Rasendriya (Индонезия)

Ризал Абдул Хади (Rizal Abdul Hadi), rasendriya (авторский комбинированный инструмент), голос, электроника
Реза Акман (Reza Achman), ударные

Проект, в название которого вынесено имя инструмента? Как минимум оригинально. Индонезийский мультиинструменталист Ризал Абдулхади  относится к своему творению с достаточным уважением, чтобы именовать его наравне с самим собой. «Rasendriya» — это имя собственное для уникальной креатуры Ризала, сделанного преимущественно из бамбука «суперкомбайна» из гитары, диджериду и национального индонезийского инструмента celempug, подвида цитры.

Абдулхади заметен на индонезийской сцене с 2008 года, когда началось его победное шествие почти по всем местным фестивалям. Близкий к религиозному Bali Spirit Festival, чисто джазовый JavaJazz, ориентированный на тексты Ubud Writers & Readers — разнообразие форматов немудрено: в своей музыке он, взяв за основу национальные ритмические рисунки, объединяет стилистику рока, блюза, регги, проникновенных баллад и элементы фольклора. Обычно его классифицируют именно как фолк-исполнителя, но это верно лишь в той же степени, в которой в своё время считались фолк-исполнителями, например, Боб Дилан, Джони Митчелл или Джоан Баэз. Как и все перечисленные, Ризал поёт обо всём, что волнует современного человека, не оторванного от общества. Его песни — не только о любви; честный, прямолинейный, полный энергии, он поднимает самые разные темы: экологии, социальной ответственности, демократии, путешествий, славы, самообмана, равнодушия. Ризал поёт примерно поровну на английском и родном языках.

В 2012-м Ризал начал выбираться за пределы Индонезии, дав несколько гастрольных туров по государствам, сколько-то близким к Индонезии — Австралии, Малайзии, Дубае, Корее, Индии. В этих поездках к нему всё чаще стали присоединяться (порой в полуимпровизированном формате) другие музыканты со сходными взглядами на музыкальную эстетику. Один из них, барабанщик Реза Акман, посетит Россию в формате дуэта с Ризалом.

В 2017-м Ризал был приглашён выступать перед тридцаткой мировых лидеров на 12-м Всемирном исламском экономическом форуме, а годом позже уже другие лидеры, помоложе (всемирная организация Global Youth Leaders, «Молодёжные лидеры планеты») назвала его ни много ни мало «Героем 2018-го».

Опубликовано

11.07.2019, Дубна, «Архитеатр Media Lounge». Alain Blesing & Claudie Boucau (Франция)

Alain Blesing, гитара, электроника
Claudie Boucau, флейты

Семейный дуэт, объединяющий самые невообразимые противоположности. Современный джаз и тотальная импровизация, театрализованная музыка для детей и корневой французский прог-рок, бескомпромиссная акустика флейты и процессорная гитарная электроника, структурированные многочастные композиции для крупного ансамбля на сценах ведущих европейских фестивалей и «открытое» сотворчество с незнакомыми музыкантами в сибирских деревнях.

Безусловный лидер французского дуэта — гитарист Ален Блесин, стилистическая универсальность и авторитет которого поражают воображение. В 70-х он громко заявил о себе в составе лидирующих групп французского прог-рока — Eskaton, Foehn и Arsenal, которые сегодня считаются основными континентальными конкурентами «знаменитой кентерберийской сцены». Впрочем, коллеги-англичане для Блесина всегда были именно коллегами, и уже в XXI веке он запишет великолепный альбом «Songs from the Beginning» с участием легендарных Джона Гривза и Хью Хоппера. В начале 1980-х Блесин открыл для себя традиционный (вернее, современный) джаз. В 1987-м познакомился с турецкой вокалисткой Сэнэм Дийиджи: она ввела его в мир традиционной музыки Средиземноморья, Черноморского региона, Балкан. Именно эти три составляющих (прогрессивный рок, джаз и этническая музыка) стали основными интересами Блесина в его наиболее зрелый период. Работа Алена в качестве лидера началась de facto уже на рубеже веков с появлением трио Three Side Theory. Среди его последних ансамблей — квартет Mad Kluster и международное комбо Over The Hills, посвящённое специфическому прочтению музыки Карлы Блэй и получившее от неё высочайшую оценку. Главная характеристика Блесина как инструменталиста — это абсолютный перфекционизм в работе со звуком; главная характеристика как музыканта в целом — истинная мудрость, рождённая десятилетиями искреннего творчества и сотворчества.

Что касается Клоди Буко, то она относится к тем весьма немногочисленным музыкантам, которые одинаково хорошо владеют сразу тремя типами флейт — сопрано-, альт- и бас-разновидностью, не говоря об увлечении традиционными вариациями этого инструмента (индийской бансури и западноафриканской флейтой народа фульбе). Музыке она обучалась поначалу самостоятельно, затем в джазовых учебных заведениях её родного Дюнкерка. В 2008 году Клоди стала участницей ансамбля Омара Амазига, исполнявшего музыку кабилов — народности, проживающей преимущественно в северной части Алжира. С этим составом она выполнила несколько туров по Франции и северо-западной Африке и начала регулярно проводить уроки музыки для детей и подростков, не имеющих формального музыкального образования. В 2012 Клоди впервые выступила в качестве лидера собственных составов, трио Jazzette (ориентированного на джазовые стандарты) и La Frit (более экспериментального ансамбля, разрабатывавшего идею модернистского использования духовых). Музыка Клоди Буко простирается от традиционно-джазовой до консервативно-фольклорной (африканской и магрибской). Она регулярно выступает соло и умело работает в этом случае с процессорной электроникой.

Дуэт Алена и Клоди — это весьма разноплановая программа, в которой гармонично объединяются авторские пьесы (в диапазоне от основанной на индийской мелодике «Jog» до камерных диссонансных тем), джазовые стандарты разной степени узнаваемости (от поистине бессмертной «Goodbye Pork-Pie Hat» до непростых сочинений Дэйва Холланда его позднего периода) и спонтанная импровизация. Одно из самых ярких доказательств её универсальности и доступности — участие дуэта в «МузЭнергоТуре-2015», российском передвижном фестивале импровизационной музыки, в рамках которого Блесин и Буко проехали от Новосибирской области до Забайкальского края, подчас выходя на сцену перед аудиторией, не имеющей ни малейшего представления о джазовой музыке.

Опубликовано

16.07.2019, Тула, «Типография». Alain Blesing & Claudie Boucau (Франция)

Alain Blesing, гитара, электроника
Claudie Boucau, флейты

Семейный дуэт, объединяющий самые невообразимые противоположности. Современный джаз и тотальная импровизация, театрализованная музыка для детей и корневой французский прог-рок, бескомпромиссная акустика флейты и процессорная гитарная электроника, структурированные многочастные композиции для крупного ансамбля на сценах ведущих европейских фестивалей и «открытое» сотворчество с незнакомыми музыкантами в сибирских деревнях.

Безусловный лидер французского дуэта — гитарист Ален Блесин, стилистическая универсальность и авторитет которого поражают воображение. В 70-х он громко заявил о себе в составе лидирующих групп французского прог-рока — Eskaton, Foehn и Arsenal, которые сегодня считаются основными континентальными конкурентами «знаменитой кентерберийской сцены». Впрочем, коллеги-англичане для Блесина всегда были именно коллегами, и уже в XXI веке он запишет великолепный альбом «Songs from the Beginning» с участием легендарных Джона Гривза и Хью Хоппера. В начале 1980-х Блесин открыл для себя традиционный (вернее, современный) джаз. В 1987-м познакомился с турецкой вокалисткой Сэнэм Дийиджи: она ввела его в мир традиционной музыки Средиземноморья, Черноморского региона, Балкан. Именно эти три составляющих (прогрессивный рок, джаз и этническая музыка) стали основными интересами Блесина в его наиболее зрелый период. Работа Алена в качестве лидера началась de facto уже на рубеже веков с появлением трио Three Side Theory. Среди его последних ансамблей — квартет Mad Kluster и международное комбо Over The Hills, посвящённое специфическому прочтению музыки Карлы Блэй и получившее от неё высочайшую оценку. Главная характеристика Блесина как инструменталиста — это абсолютный перфекционизм в работе со звуком; главная характеристика как музыканта в целом — истинная мудрость, рождённая десятилетиями искреннего творчества и сотворчества.

Что касается Клоди Буко, то она относится к тем весьма немногочисленным музыкантам, которые одинаково хорошо владеют сразу тремя типами флейт — сопрано-, альт- и бас-разновидностью, не говоря об увлечении традиционными вариациями этого инструмента (индийской бансури и западноафриканской флейтой народа фульбе). Музыке она обучалась поначалу самостоятельно, затем в джазовых учебных заведениях её родного Дюнкерка. В 2008 году Клоди стала участницей ансамбля Омара Амазига, исполнявшего музыку кабилов — народности, проживающей преимущественно в северной части Алжира. С этим составом она выполнила несколько туров по Франции и северо-западной Африке и начала регулярно проводить уроки музыки для детей и подростков, не имеющих формального музыкального образования. В 2012 Клоди впервые выступила в качестве лидера собственных составов, трио Jazzette (ориентированного на джазовые стандарты) и La Frit (более экспериментального ансамбля, разрабатывавшего идею модернистского использования духовых). Музыка Клоди Буко простирается от традиционно-джазовой до консервативно-фольклорной (африканской и магрибской). Она регулярно выступает соло и умело работает в этом случае с процессорной электроникой.

Дуэт Алена и Клоди — это весьма разноплановая программа, в которой гармонично объединяются авторские пьесы (в диапазоне от основанной на индийской мелодике «Jog» до камерных диссонансных тем), джазовые стандарты разной степени узнаваемости (от поистине бессмертной «Goodbye Pork-Pie Hat» до непростых сочинений Дэйва Холланда его позднего периода) и спонтанная импровизация. Одно из самых ярких доказательств её универсальности и доступности — участие дуэта в «МузЭнергоТуре-2015», российском передвижном фестивале импровизационной музыки, в рамках которого Блесин и Буко проехали от Новосибирской области до Забайкальского края, подчас выходя на сцену перед аудиторией, не имеющей ни малейшего представления о джазовой музыке.

Опубликовано

02.07.2019, Санкт-Петербург, «Музей Звука». Florian Favre (Швейцария)

Уроженец швейцарского Фрибура, пианист Флориан Фавр пришёл в современный джаз после недолгого периода изучения классической музыки. В 2007 году он закончил консерваторию в своём родном городе, получив в дипломе специальные отметки и рекомендации от принимавшего экзамены жюри. Однако в швейцарской системе музыкального образования консерватория — это ещё не высшая ступень, а лишь один из возможных способов специализации: Флориан продолжил учёбу в Швейцарской Школе Музыки, где существует несколько иной подход к преподаванию. Недаром имена его наставников и соучеников здесь не разделяется на отдельные списки — основной формой обучения тут стала работа в ансамблях, где любой из преподавателей мог формально оказаться сайдменом собственного студента, а любой из формально равноправных ему товарищей впоследствии мог стать одной из звёзд швейцарского джаза, заметно превзошедших своих учителей. Вот имена лишь тех представителей Swiss Jazz School, с которыми работал Фавр и которые уже бывали в России: вокалист и бэндлидер Андреас Шеррер, контрабасист Патрис Морэ, пианист Колан Валлон.

В 2010-м Фавр был включён в число участников авторитетного проекта DKSJ All Stars (это своего рода «сборная» лучших студентов всех джазовых школ Швейцарии, входящих в общую национальную ассоциацию). Одновременно с получением степени бакалавра искусств он получил именную стипендию фонда Фридл Вальд и продолжил совершенствоваться как профессионал: магистерскую степень в области композиции и теории музыки Фавр получил в Высшей школе искусств в Берне, и его главным преподавателем здесь был поистине легендарный Джанго Бейтс.

В качестве лидера Фавр известен сегодня по двум проектам. Первый из них — его сольная программа, в которой он препарирует в очень своеобразном ключе танцевальную музыку (в очень широком понимании термина, от классического балета и формально танцевальных произведений академических композиторов до фольклорных плясок и современной клубной музыки). Второй — это трио с участием басиста Эммануэля «Ману» Хагманна и барабанщика, в роли которого оказывались в разное время разные музыканты. Именно в этих двух ипостасях Флориан собрал весьма впечатляющую коллекцию призов и дипломов. В 2008-м он получил премию Jazzma Young stage, в 2010-м — немецкую Biberach Jazz Prize, в 2012-м победил на международном конкурсе джазового фортепиано во Фрайбурге, в 2013-м дошёл до полуфинала в аналогичном конкурсе в Монтрё, в 2015-м взял премию «Mérite culturel broyard», а в 2016-м произвёл фурор на международном конкурсе B-Jazz в Бельгии: главный приз для трио плюс три дополнительных (сам Фавр — лучший солист, Ману Хагманн — лучший басист, ансамбль в целом — лучшая аранжировка конкурса).

Правда, в последние месяцы набирают силу ещё два коллектива, где он выступает за главного: это «Rêves de gosses» (где рэп соединяется с джазом) и «Fragments d’identités» (согласно официальному описанию, «музыка для клавишных, сэмплов, четырёх дудок и ритм-секции). Не исключено, что основные победы (учитывая нестандартность форматов) ещё впереди. А в дополнение ко всему этому Флориан активно сотрудничает ещё и с рэп- и хип-хоп исполнителями, пишет музыку для больших оркестров, аранжировки для образовательных проектов (вроде «Schule Bewegt») и материал для танцевальных трупп, работающих под эгидой компании Beweggrund.

В Петербурге Фавр покажет сольную программу.

Опубликовано

10.07.2019, Егорьевск, клуб «Ротор». Alain Blesing & Claudie Boucau (Франция)

Семейный дуэт, объединяющий самые невообразимые противоположности. Современный джаз и тотальная импровизация, театрализованная музыка для детей и корневой французский прог-рок, бескомпромиссная акустика флейты и процессорная гитарная электроника, структурированные многочастные композиции для крупного ансамбля на сценах ведущих европейских фестивалей и «открытое» сотворчество с незнакомыми музыкантами в сибирских деревнях.

Безусловный лидер французского дуэта — гитарист Ален Блесин, стилистическая универсальность и авторитет которого поражают воображение. В 70-х он громко заявил о себе в составе лидирующих групп французского прог-рока — Eskaton, Foehn и Arsenal, которые сегодня считаются основными континентальными конкурентами «знаменитой кентерберийской сцены». Впрочем, коллеги-англичане для Блесина всегда были именно коллегами, и уже в XXI веке он запишет великолепный альбом «Songs from the Beginning» с участием легендарных Джона Гривза и Хью Хоппера. В начале 1980-х Блесин открыл для себя традиционный (вернее, современный) джаз. В 1987-м познакомился с турецкой вокалисткой Сэнэм Дийиджи: она ввела его в мир традиционной музыки Средиземноморья, Черноморского региона, Балкан. Именно эти три составляющих (прогрессивный рок, джаз и этническая музыка) стали основными интересами Блесина в его наиболее зрелый период. Работа Алена в качестве лидера началась de facto уже на рубеже веков с появлением трио Three Side Theory. Среди его последних ансамблей — квартет Mad Kluster и международное комбо Over The Hills, посвящённое специфическому прочтению музыки Карлы Блэй и получившее от неё высочайшую оценку. Главная характеристика Блесина как инструменталиста — это абсолютный перфекционизм в работе со звуком; главная характеристика как музыканта в целом — истинная мудрость, рождённая десятилетиями искреннего творчества и сотворчества.

Что касается Клоди Буко, то она относится к тем весьма немногочисленным музыкантам, которые одинаково хорошо владеют сразу тремя типами флейт — сопрано-, альт- и бас-разновидностью, не говоря об увлечении традиционными вариациями этого инструмента (индийской бансури и западноафриканской флейтой народа фульбе). Музыке она обучалась поначалу самостоятельно, затем в джазовых учебных заведениях её родного Дюнкерка. В 2008 году Клоди стала участницей ансамбля Омара Амазига, исполнявшего музыку кабилов — народности, проживающей преимущественно в северной части Алжира. С этим составом она выполнила несколько туров по Франции и северо-западной Африке и начала регулярно проводить уроки музыки для детей и подростков, не имеющих формального музыкального образования. В 2012 Клоди впервые выступила в качестве лидера собственных составов, трио Jazzette (ориентированного на джазовые стандарты) и La Frit (более экспериментального ансамбля, разрабатывавшего идею модернистского использования духовых). Музыка Клоди Буко простирается от традиционно-джазовой до консервативно-фольклорной (африканской и магрибской). Она регулярно выступает соло и умело работает в этом случае с процессорной электроникой.

Дуэт Алена и Клоди — это весьма разноплановая программа, в которой гармонично объединяются авторские пьесы (в диапазоне от основанной на индийской мелодике «Jog» до камерных диссонансных тем), джазовые стандарты разной степени узнаваемости (от поистине бессмертной «Goodbye Pork-Pie Hat» до непростых сочинений Дэйва Холланда его позднего периода) и спонтанная импровизация. Одно из самых ярких доказательств её универсальности и доступности — участие дуэта в «МузЭнергоТуре-2015», российском передвижном фестивале импровизационной музыки, в рамках которого Блесин и Буко проехали от Новосибирской области до Забайкальского края, подчас выходя на сцену перед аудиторией, не имеющей ни малейшего представления о джазовой музыке.